check24

вторник, 1 февраля 2011 г.

Бизнес — заведомо преступление




Государственные телеканалы один за другим взялись за решение непростой задачи, с которой не справилась Генпрокуратура, — дать внятное и разумное обоснование сверхжесткому приговору Ходорковскому и Лебедеву. Внятно получилось, а вот разумно...

31 января 2011
Зато стало наконец-то понятно, каким видится идеальное устройство экономики выходцам из системы КГБ. Это аграрная экономика примерно XIII века за пределами крупных городов, которая базируется на укладе, свойственном расцвету феодализма.


Свою оценку второму процессу против Ходорковского и Лебедева дал и Первый канал. В передаче «Воскресное время» этой теме был посвящен почти 16-минутный репортаж, сделанный в лучших традициях пропагандистского ТВ — умелое жонглирование данными псевдостатистики и сомнительного рода фактами, убедительно звучащими из уст прокуроров, и, наоборот, высмеивание позиции противной стороны. Минимум аналитики — максимум патетики. Цитируем: «Почему именно из дела Ходорковского и именно сейчас нанятые им адвокаты и сочувствующие пытаются извлечь максимум политической выгоды? Кажется, что, превращая дело о многомиллиардном воровстве из бюджета России в политический фарс, эти люди просто пытаются во что бы то ни стало не допустить восстановления справедливости в стране, чьи богатства на протяжении нескольких лет были разделены между несколькими десятками приближенных к власти бизнесменов, позднее ставших олигархами. Эпоха первоначального накопления их капиталов памятна всем, кто жил в России в 90-е годы, когда под лозунгом «Если ты такой умный, то почему такой бедный?» была проведена приватизация и так называемые «залоговые аукционы». Чем же Ходорковский отличается от всех остальных? Не только тем, что не бежал от правосудия в Лондон. Его подвели построенные им фиктивные схемы поглощения государственной собственности компанией «ЮКОС», в общем — сгубила жадность и беспечность, в какой-то момент казалось, что не только Россия, но и мир принадлежат нефтяной компании и нужно лишь начать этим всем управлять, а глупые законы просто переписать, купив пару парламентских фракций. На протяжении последнего времени из Ходорковского немногочисленная либеральная общественность вылепила чуть ли не узника совести, но ни разу, по сути, не комментируя предъявленные ему обвинения…» И это говорит ведущий, который на всю страну позволил себе посмеяться над общепринятым в нефтяной сфере термином «скважинная жидкость». Как говорится, без комментариев.

Чтение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву — занятие, которому в январе 2011 года мне пришлось бы заниматься в любом случае. Могу лишь отослать вас к тому, что уже писал: мнение о возможности оправдательного приговора в данном случае сродни ожиданию чуда. На практике это означало бы, что российская судебная система внезапно перестала быть такой, какой мы видим ее начиная с 1918 года, и стала чем-то другим.

Судья Виктор Данилкин должен был вынести оправдательный приговор и обречен на чтение обвинительного. В этом особенность нынешней политической системы — будучи поставлен в ситуацию серьезного выбора, всегда превращаешь себя или в уголовного преступника с точки зрения закона (а вынесение заведомо неправосудного приговора — преступление), или в политического преступника с точки зрения власти.

Что касается судьи Данилкина, то он позволил себе лишь продемонстрировать пределы понимания здравого смысла властной корпорацией: поскольку ни в России, ни за ее пределами нет ни одного умного человека, всерьез считающего формулировки обвинения в Хамовническом суде полностью обоснованными, то «скидка», которую судья позволит себе от 14-летнего срока, запрошенного обвинением для Ходорковского и Лебедева, и есть тот объем, который российская власть выделяет здравому смыслу в реальности. Соответственно, именно в формулировке приговора и стоило искать ответ на вопрос — что именно сама власть считает в обвинении полной ерундой, а что объявляет истиной.

Прямо скажем, чтение вышло неважным. Виктор Данилкин уделил здравому смыслу всего полгода, приговорив Ходорковского и Лебедева к 13,5 годам лишения свободы, а текст приговора — буквально повторяющий формулировки обвинения — от того, что его зачитал не полоумный прокурор, а член судейского сообщества, не стал ни более логичным, ни более обоснованным, ни более внятным.

Впрочем, на помощь неожиданно пришел социальный институт, который как источник информации я бы рассматривал в последнюю очередь. В середине января 2011 года ВГТРК в телепрограмме особого жанра, который я не берусь определить (создатели этих телеопусов полагают, что это «документальный фильм», мне же кажется, что это помесь китайских дадзыбао времен «культурной революции» Мао и пропагандистских брошюр о сионизме, производимых массово в 70-х агентством печати «Новости»), дали достаточно развернутое объяснение тому, за что формально приговорены Ходорковский и Лебедев.

Итак, в недрах российского правосудия обнаружились консультанты, которые взялись более внятно, чем судья Данилкин и Генеральная прокуратура, изложить суть обвинения. Это отчасти получилось: схемы, продемонстрированные ВГТРК, достаточно наглядны и, что самое удивительное, не лишены смысла. То, что они противоречат логике и духу Уголовного и Налогового кодексов в статьях, соответствующих обвинению, конечно, проблема, но все же меньшая, чем отсутствие какой бы то ни было логики у обвинения.

Смысл обвинения в изложении ВГТРК звучит следующим образом. Всякое юридическое лицо в российском законодательстве есть структура самодостаточная. Вне зависимости от того, кому принадлежат доли в уставном капитале АО или ООО, цель его деятельности, в чем бы она ни заключалась, — достижение максимальной собственной стоимости и/или выплата максимального размера дивидендов акционерам. Из принципа самодостаточности и самоценности вытекает обязанность для всех акционеров АО без исключения не предпринимать никаких действий, которые бы привели к снижению размера дивидендов, которые могло бы выплатить АО, или же к уменьшению стоимости активов АО. Такое действие, если оно предпринято, квалифицируется как хищение у АО активов — что, исходя из этой логики, и зафиксировано в действиях Ходорковского и Лебедева.

Новелла как новелла, если воспринимать ее отвлеченно. Если воспринимать ее как тренд в толковании закона — речь идет о корпоративной катастрофе. Вот несколько простых следствий из этой новеллы. Владение физическим или юридическим лицом любыми двумя пакетами в АО, конкурирующих друг с другом с какой угодно точки зрения, есть потенциальное преступление: голосуя пакетом в любом АО, вы организуете хищение в другом АО, ибо это приводит к недополучению вторым АО прибыли и потенциальных дивидендов.

Второе следствие: для акционера любого АО запрещено под угрозой уголовного наказания любое голосование пакетом, которое может быть невыгодным любому другому акционеру АО, — в этой логике голосование есть хищение у другого лица.

Третье следствие: создание трансграничных холдингов в двух юрисдикциях, в которых различны налоговые режимы, есть заведомое преступление, поскольку одно из двух государств неизбежно теряет налогооблагаемую базу — вы осуществляете хищение налоговых средств.

Четвертое следствие: запрещено создание холдингов, в которых «дочки» имеют сторонних акционеров — бизнес, осуществляемый в духе объявленной новеллы в обычном холдинге, должен при соблюдении закона неизбежно приводить к отказу холдинговой компании от любых операций, кроме получения дивидендов и перечисления их своим бенефициарам. Во всяком случае, холдинговой компании запрещены любые торговые сделки с «дочками»: она не должна извлекать из них прибыль, что является хищением уже у ее акционеров: извлекая из них прибыль, она осуществляет хищение прибыли у «дочки».

Это лишь краткий список выводов из новеллы: по сути, она предполагает принципиальный запрет на любые «технические» юрлица, на любую деятельность, не предполагающую прямую конкуренцию идеальных юридических лиц, на любые портфели инвестиций, на любую диверсификацию рисков в холдинге. Это экономика примерно XIII века за пределами крупных городов. Понимание авторов «разъяснения» ВГТРК приговора Ходорковскому и Лебедеву базируется на экономическом укладе, свойственном расцвету феодализма в преимущественно аграрной экономике.

Это, конечно, банальность, говорящая немного нового о личности реальных авторов приговора: собственно, таково и есть понимание выходцев из системы КГБ идеального экономического устройства страны, и вряд ли мы этого не знали. Небанально другое. В схемах, описывающих якобы реальную роль Ходорковского и Лебедева в «уклонении» от правил идеальной феодальной экономики, авторами телеобъяснения ВГТРК они изображаются не столько конечными владельцами холдинговых компаний, которые могли бы, «притесняя» «дочек» ЮКОСа, снискать себе миллиарды, сколько владельцами «промежуточных» холдинговых структур, обворовывающих еще и «верхний» холдинг-принципал.

В случае с Ходорковским и Лебедевым такое поведение выглядит, согласитесь, шизофренически. Допустим, я поверил, что схемы трансфертного ценообразования придуманы ими для того, чтобы не действовать исключительно в интересах миноритарных акционеров «дочек» ЮКОСа, как им якобы предписывает закон. Но зачем же им обворовывать самих себя как совладельцев самого ЮКОСа? Ведь все, что они заработают на «нижнем этаже» схемы, они потеряют на «верхних» — это просто игра с нулевой суммой!

На следующий день я пересмотрел опус ВГТРК и, кажется, понял, в чем тут дело. Нет, никто с ума не сходил, экспертам телеканала совершенно логично представлять поведение Ходорковского и Лебедева именно так — это просто инерция мышления. Ведь именно так устроена мотивация работы стандартного менеджмента госкомпании: в схемах работы «Газпрома» и «Роснефти» «головной» холдинг — это некоторая абстракция, действовать в ее интересах для госменеджера, управляющего контрольным пакетом акций госАО, — глубочайший идиотизм сродни сжиганию настоящих денег на алтаре храма. Поверить же в то, что «верхний» бенефициар — не абстракция, представитель госбизнеса просто не может.

Что-то подобное, конечно, и надо было предполагать. Правда, есть тут одно «но». В теории можно представить себе частный бизнес в России, играющий по описанным выше правилам. Но как по описанным правилам может играть госбизнес? Ведь из новеллы, помимо прочего, следует и то, что всякий госменеджер, голосующий госпакетом АО в «Роснефти», «Газпроме», «Транснефти», — такой же преступник, как и Михаил Ходорковский.

И что, вы предполагаете, что это понял один только я, а, например, в Генпрокуратуре не понимают?

Да нет, понимают. Ждите. Не удивлюсь, если во многом все это затевалось именно ради вас. «Закошмарить» частника можно и более простыми способами. А вот это оружие выглядит именно что заточенным под вашу голову.

P.S.

Репортаж, показанный ВГТРК, вызвал огромный интерес у Михаила Ходорковского. Более того, экс-руководитель ЮКОСа обратился с письмом к генеральному директору телеканала Олегу Добродееву, в котором выразил свое отношение к сюжету.

«…Прокуроры и суд, — пишет Ходорковский, — заявляют, что я, как физическое лицо, похитил всю нефть, добытую с 1998 по 2003 год добывающими предприятиями ЮКОСа, консолидированными им в 2001 году на 100 процентов. В результате чего «ЮКОСу, его акционерам, государству ничего не досталось». Это заведомо для прокуроров и суда лживая позиция. Чтобы исключить ненужные спекуляции, замечу: претензий, что «сам ЮКОС покупал у своих дочерних предприятий нефть по трансфертным ценам, чем нанес ущерб миноритарным акционерам дочерних предприятий», вопреки высказанному мнению Михаила Барщевского и многих других, ко мне не предъявлялось…»

В заключение Ходорковский признает себя разоблаченным в том, что «…действительно, увеличивал объемы производства компании, занимался капвложениями, платил дивиденды, чтобы получать все большую прибыль! Признаюсь в преступном умысле на развитие ЮКОСа. Интересно, как это согласуется с «безвозмездным изъятием всей нефти»?» — задается он вопросом.

Источник: www.specletter.com

«Для осуществляющих расправу хочу справедливого, законного суда и наказания»





Марина Ходорковская дала online-интервью «Коммерсанту», 25.01.2011

Татьяна [ 21.01 22:01 ] Уважаемая Марина Филипповна! То, что переживает ваша семья — ужасно. Горько. Больно... И все-таки как нужно воспитывать сыновей, чтобы они были похожи на вашего Мишу?

Никак специально мы его не воспитывали. Мы просто честно работали, никогда не были жадными. Деньги были для нас только источником пропитания, способом одеться. Но главным приоритетом в жизни они никогда не были. А вообще дети, как правило, живут по примеру своих родителей, чутко воспринимают семейную обстановку. Так что ничего особенного делать не надо, просто самим жить по-человечески.

Николай [ 21.01 21:13 ] Уважаемая Марина Филипповна! Понимает ли Михаил Борисович, что на воле его ждут миллионы сторонников — людей, ожидающих его как настоящего героя и заступника? Согласен ли он с таким мнением? Готов ли он к такой миссии?

Это та тема, о которой мы никогда не говорили. Мне кажется, Миша сейчас больше думает о том, что ему нужно отдать «долги» своей семье: дети же выросли без него. И если он выйдет, то будет заниматься прежде всего семейными делами.

Павел [ 21.01 16:41 ] Здравствуйте, уважаемая Марина Филипповна. Расскажите, пожалуйста, чем Ваш замечательный сын (с его рассказов) в основном занимается в заключении? Читает? Что читает? Пишет?

Список книг у него бывает большой, их также передают адвокаты. Продукты же можно передавать только те, что указаны в инструкции. В тюрьме сын много пишет, вы все знаете про что. Сейчас у него тоже есть какие-то задумки, но он их пока громко не озвучивал. Он собирает какие-то материалы. Темы у него всегда одни и те же – настоящее и будущее страны, вопросы образования.

Павел [ 21.01 02:34 ] Добрый день, уважаемая Марина Филипповна. 1) О чем Вы говорите кроме семьи, когда встречаетесь с сыном на свиданиях? Политика? Литература? Если это не секрет, конечно. Можно ему написать письмо? Он всем отвечает? 2)Какая книга, фильм на Вас произвел самое сильное впечатление? 3)Какие у Вас воспоминания остались о В.Ю. Суркове?

1. Времени на разговоры очень мало, поэтому в основном обсуждаем семейные дела и лицей, который мы с мужем сейчас опекаем. Еще можно обсуждать то, что печатается в прессе. Все остальное не рекомендуется. За тот час, который нам выделяется для общения, мы стараемся не сосредотачиваться на тех вопросах, которые Миша может передать через адвокатов. Иначе вообще ни о чем не успеешь поговорить. 2. Таких книг и фильмов очень много, сразу все не вспомнишь. Очень люблю Константина Симонова. 3. Я знала о Суркове, когда он работал с сыном. Талантливый, хороший был молодой человек. А сейчас – не знаю, мне нечего сказать.

Екатерина Гуркина [ 21.01 12:58 ] Марина Филипповна, здравствуйте! Михаил Борисович никогда не говорил Вам о своем отношении к публикациям, изданиям, авторам, так или иначе связанным с делом ЮКОСа? Может быть, у него есть любимое СМИ — газета, журнал, интернет-портал, радиостанция, телеканал? С глубоким уважением, Екатерина Гуркина.

Нет, на такие разговоры просто не остается времени. А радио у них, кстати, нет.

Иван [ 21.01 12:41 ] Марина Филипповна, добрый день! Как Вы сами относитесь к обвинениям своего сына? Считаете ли его виновным, невиновным или считаете, что он работал как все, но осудили только его?

Работал ЮКОС, строго выполняя законы тех лет, как и все остальные крупные компании. При этом ЮКОС стал первой открытой компанией.

Вячеслав [ 21.01 08:55 ] Марина, Вы, наверное, часто задавали себе вопрос "за что?" (ситуация с сыном). Так за что же?

Это личная ненависть мелкого, жадного, трусливого человека. Миша ничего не крал, ничего плохого не делал. Если даже, предположим, ЮКОС недоплатил налоги, можно было просто взять и принудить их заплатить по всем долгам. Зачем же разорять компанию? Так что совершенно ясно, что дело в другом, не в финансовых проблемах.

И потом, ЮКОС платил налоги больше всех других компаний (кроме Газпрома).

Татьяна [ 21.01 05:17 ] Спасибо за то, что согласились на это интервью! Как часто и каким образом удается Вам общаться с сыном? Что в современной России Вас больше всего огорчает, а что радует? Каким Вам видится будущее ваших внуков?

Ему разрешено 2 свидания в месяц, по одному часу, через стекло и по телефону. Чередуемся с его женой и детьми.

В нынешней России меня ничего не радует. Я не могу найти ничего, чему я могла бы радоваться. Когда я прихожу в аптеку, вижу старух, которые не могут набрать денег на валокордин. 9 мая вижу, как ветераны складываются, чтобы купить баночку пива и как-то отметить этот праздник. Чему тут радоваться? А последние события на Манежной площади очень хорошо характеризуют то, к чему идет наша молодежь. И будущее нашей молодежи, пока существует нынешний режим, мне представляется очень страшным.

Alla [ 21.01 03:25 ] Скажите, а все разговоры про обмен с Бутом — это все домыслы, или действительно есть какая-то серьезная информация?

По-моему, это анекдот.

Юлия [ 21.01 02:14 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Скажите, ваша семья иудейская или православная?

Православная.

Олег [ 21.01 02:08 ] Здравствуйте. Как Вы относитесь к коммунистам? Ведь ваш сын был комсомольским активистом, заместителем секретаря комитета ВЛКСМ института, а будучи миллиардером финансировал КПРФ. Вы хотите возрождения коммунизма и СССР? Михаил Борисович этого хотел, поддерживая КПРФ деньгами?

К людям, которые искренне верили в коммунистические идеалы, я отношусь с жалостью. Я достаточно здравый человек, чтобы нормально относиться к коммунизму. Естественно, я его никогда не принимала, но на сына я не давила. Мы с мужем считали, что он сам во всем разберется. И он разобрался.

Каждый человек имеет право финансировать любую партию. Помогать надо всем партиям, чтобы была политическая конкуренция. Я не слышала, чтобы сын финансировал КПРФ.

Сергей [ 20.01 15:54 ] Как Вы думаете, почему, хорошо понимая каким образом разбогател Ваш сын, другие крупные предприниматели, имеющие влияние на Путина, активно не защитили его в свое время? Почему сегодня бизнес по-прежнему молчит?

Потому что трусы. Потому что эти люди не видят свою жизнь и жизнь своих потомков в этой стране. Они сейчас накапливают капитал, который позволит их детям и внукам жить где-то вдали от России. Если бы они думали, что их потомки должны жить в этой стране и жить по-человечески, то они бы боролись с этим страшным режимом.

П.Георгиев [ 20.01 14:07 ] Марина Филипповна, как Вам кажется, какие хорошие и какие плохие человеческие качества приобрел и потерял Ваш сын Михаил в тюрьме?

Плохих качеств я у него не заметила. Наоборот, считаю, он в тюрьме только приобрел что-то очень важное. Он стал добрее, мудрее, стал более философски смотреть на жизнь, потому что работа в бизнесе отнимала все его мысли, время и силы. Тогда не было времени думать о чем-то возвышенном, гуманитарном. А сейчас сын мне говорит, что получает третье гуманитарное образование. Два технических у него уже есть, а сейчас он получает третье – гуманитарное, благодаря тому, что много читает, размышляет, пишет.

Павел [ 20.01 13:47 ] Здравствуйте, Марина Филипповна! Учитывая Ваш большой трудовой стаж на предприятии на обычной не руководящей должности в советское время, считаете ли Вы что многомиллиардные состояния в короткие сроки вообще возможно нажить честным путем?

Я не понимаю слова «нажить». Я понимаю, что когда человек очень много работает, взваливая на себя колоссальный труд по поднятию целой отрасли, нефтяной отрасли, которая в 90-е годы находилась в упадке и контролировалась бандитами, этот труд должен оплачиваться. Но это не значит, что у него в кармане лежит сколько-то миллиардов. Все это – стоимость компании. А на свою жизнь Миша брал, пусть мне поверят, очень скромно. Только то, что покрывало расходы его семьи, причем очень умеренные. Ни шуб, ни бриллиантов, ни чего-то дорогостоящего в семье у него нет и не было.

Антон [ 20.01 13:13 ] Здравствуйте! Считаете ли Вы операцию по "отъему" ЮКОСа чисто экономическим бандитизмом? Каковы реальные возможности Вашего сына в конкурентной политической борьбе с его нынешними оппонентами? Каков Ваш прогноз развития внутриполитического развития в ближайшие два года? Заранее благодарен!

1. Не только экономическим, но и политическим. 2. Он не собирается заниматься политикой. 3. Все будет зависеть от нас, от народа. Как народ захочет, так и будет. И как скоро что-то может поменяться, тоже зависит от нас. Грядут очередные выборы – можно в один день поменять многое, если люди этого захотят. А если они будут сидеть дома и писать в блогах о своих хороших намерениях, все так и будет, как сейчас.

Евгений [ 20.01 12:52 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Хочу в первую очередь выразить Вам огромное уважение и сочувствие. Как Вы считаете, что должно произойти в стране, чтобы сменился существующий режим? Неужели до сих пор мало? Что должен сделать обычный россиянин для этого? Чем может обычный россиянин, как я, помочь Вашему сыну и лично Вам? Спасибо. Держитесь.

Помочь возможно только если поменять нынешний режим. Люди должны объединяться. Когда идут на выборы, должны смотреть, за кого они голосуют. Это единственный способ поменять страшный режим, который у нас есть. Тогда все, кто неправедно осужден, будут на свободе.

Написать Мише можно, и письмо имеет шансы дойти, но вся переписка прочитываются цензорами, а их мало, они не успевают. Сын пытается отвечать всем, но времени, особенно во время процесса, часто просто не остается.

Сергей [ 20.01 12:28 ] Сын Михаила Ходорковского, Ваш внук, живет в Америке. У него есть опасения не жить в России? Каково отношение к Вам со стороны гос.органов в повседневной жизни, есть ли невнимание, придирки, неуважение, ущемление?

Перед самым арестом, когда Миша уже предполагал, что его могут арестовать, он попросил сына не приезжать в Россию, хотя у того уже был билет в Москву, он собирался вернуться сюда после окончания колледжа. И этот билет Бостон – Москва у него висит на стенке до сих пор. Мой внук очень бы хотел вернуться в свою страну, но сейчас этого нельзя делать, потому что наши компетентные органы всегда найдут способ, как воздействовать на отца через сына.

А в повседневной жизни мы с гос.органами, слава богу, не сталкиваемся. Так что все хорошо. Мы живем очень изолированно.

Грант [ 20.01 11:56 ] Добрый день, Марина Филипповна! Как Вы считаете, если бы сегодня на скамье подсудимых помимо Вашего сына, находились также Березовский, Гусинский, Абрамович, Смоленский, Чубайс и иные, кто был прямо замешан в "приватизации государства" (т.е. всех ведущих предприятий и накоплений населения), это было бы справедливо?

Я считаю, что никто не должен находиться в тюремном заключении. Потому что все, что они делали, делали в рамках того законодательства, которое тогда существовало. И никто из них не нарушал никаких правил, написанных в законе. А если законов не было, то каждый поступал так, как он мог поступать. Тем не менее, я не считаю, что кто-то из перечисленных Вами людей должен сидеть в тюрьме. Если люди были не правы, их надо было поправить, судить за то, что впоследствии законы изменились, нельзя.

Алексей [ 20.01 11:26 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Как вы считаете, какова цель того, что происходит с вашим сыном и кому это нужно?

Отъем собственности, запугивание бизнеса нужно тем, к кому бизнес перешел.

Алексей [ 20.01 11:51 ] Добрый день, Марина Филипповна! Я бы очень хотел пожелать Вам терпения и стойкости — Вам, Вашему сыну, Вашему супругу, всей Вашей семье. Скажите, ведь Вы не сомневаетесь, что добро и здравый смысл возобладают?

Хочется на это надеяться.

Николай [ 20.01 04:02 ] Здравствуйте, Мария Филипповна. Искренне выражаю Вам свое сочувствие и уважение, что воспитали сильного человека. Мне 22 года. Наблюдая за тем, что происходит в данной ситуации, возникает полнейшее отвращение нашей власти в целом как явления. Михаил Борисович сегодня — культовая фигура, ориентир и пример для всех людей, и в особенности для молодых людей, того, как, не сгибаясь, бороться с ржавой системой. Как Вы считаете, будет ли Ваш сын в будущем, после освобождения (уверен, скоро он выйдет на свободу), заниматься политической деятельностью, ведь столько людей готовы его поддержать?

После ухода из бизнеса (после 45 лет) он планировал заниматься образовательными программами, чем уже и занимался в проекте «Открытая Россия».

Ферт [ 20.01 11:12 ] Добрый день! Давайте предположим, в следующем году после выборов будет объявлена амнистия и Ваш сын выйдет на свободу. Предположим. Как вы считаете, то, что он будет делать на свободе — будет правильно?

А что он, Вы думаете, будет делать? Если ему дадут возможность реализовать себя, он будет реализовывать себя в том, в чем он и хотел себя реализовать после 45 лет, - заниматься образованием молодежи.

Александр Абдрахимов [ 20.01 09:46 ] Марина Филипповна, как вы считаете, имеет ли смысл бороться и затрачивать значительные усилия на обустройство России с негарантированным результатом или все-таки имеет смысл сосредоточиться на своей семье и уехать работать и жить в страну, где жизнь ценится и есть большой шанс самому прожить ее по-человечески? Спасибо.

Каждый принимает решение, которое считает для себя наилучшим. Сын считает, что надо преображать свою страну.

Ирина [ 20.01 10:23 ] Марина Филипповна, относясь с огромным уважением к стойкости и принципиальности Михаила Ходорковского, хочу спросить, по Вашему мнению, почему он не уехал из страны, чтобы избежать тюрьмы? Не мог ли он, будучи свободным, совершить больше действий, направленных на реализацию его собственных представлений о жизни страны? Спасибо.

Миша всегда говорил: почему я должен уезжать из своей родной страны? Я тут никому ничего плохого не сделал. Это был его выбор – остаться на родине.

Павел [ 20.01 10:19 ] Здравствуйте! Скажите, а Вы верите в промысел божий о нас, в частности, что выпавшие страдания мы несем заслуженно по своим грехам? Или Вы считаете, что в страданиях Вас и Вашего сына виноваты Путин, судья и т.д.? И вообще, верите ли Вы и Ваш сын в бога нашего и Святую Троицу?

Я не являюсь настолько религиозным человеком, чтобы обсуждать такие вещи. Я считаю, что на Земле все делают люди. Если бы были какие-то высшие силы, они бы не могли допустить такого безобразия.

Бедретдинов Роман [ 20.01 09:29 ] Уважаемая Марина Филипповна! Совершенно чудовищно просидеть в тюрьме даже часть того срока, который назначен Михаилу Борисовичу. Тем не менее, хочу задать принципиальный вопрос: Вы считаете несправедливым сам факт осуждения сына (по первому делу) или избирательность российского правосудия?

Осуждать за несовершенные преступления – преступно.

Роман [ 20.01 08:54 ] Марина Филипповна! Дай Вам бог здоровья и душевных сил дождаться сына. Очень надеюсь, что это произойдет уже в наступившем году. Как Вы относитесь к господину Путину В.В. как к политику и как к человеку, чьему-то сыну, мужу, отцу?

Я отношусь к нему так же, как он относится к моему сыну.

Александр Мескин, Питтсбург, США [ 20.01 07:51 ] Здравствуйте, Марина Филипповна! Во-первых, хочу Вам с Борисом Моисеевичем пожелать стойкости и мужества и поблагодарить Вас за то, как Вы воспитали Вашего сына. Немногие сделают выбор между реальной несвободой и жизнью в роскоши, но с запретом въезда в свою родную страну. Теперь вопрос: хотели бы Вы увидеть всех ваших гонителей на скамье подсудимых, а потом (в случае решения Басманного суда и за решеткой) или бы вы больше обрадовались развитию событий по африкано-южноамериканскому варианту, когда диктатор и группа поддержки бегут из страны? Конечно, в моем вопросе есть ирония (заранее извините, если она вас ранит), но все-таки есть ли у вас чувство мести ко всем этим людям?

Не хочу сказать, что я бы этого хотела, но я считаю, что так должно быть. Мерзавцы должны быть наказаны сообразно своим преступлениям по ЗАКОНУ!

Александр [ 20.01 06:39 ] Здравствуйте, уважаемая Марина Филипповна! Я очень Вам сочувствую! Вопрос у меня такой. Ведь у Михаила с учетом нового приговора уже есть право на условно-досрочное освобождение. Почему бы им сейчас не воспользоваться?

У него было такое право еще несколько лет назад, в Чите. Тем не менее, УДО ему не дали. Я думаю, и сейчас не дадут.

Вячеслав [ 19.01 20:18 ] Какова Ваша роль в процессе защиты Вашего сына? Можете ли Вы реально ему помочь? Что Вы испытываете, когда видите на телеэкране/в газетах людей, которые расправляются над Михаилом Борисовичем?

Моя роль заключается в том, что когда меня приглашают какие-то значимые люди из разных государств, я туда еду и рассказываю то, что есть на самом деле. В этом состоит моя помощь Мише. Когда вижу его на экране и в газетах, очень больно смотреть. Больно смотреть, когда человека, который мог бы сделать для своей страны немало, во всяком случае, значительно больше многих тех, кто сейчас у власти, ведут в наручниках и сажают в этот аквариум. Даже вне зависимости от того, что это мой сын. На любого неправедно осужденного человека больно смотреть, поверьте.

Для осуществляющих расправу хочу справедливого, законного суда и наказания.

Павел [ 19.01 19:54 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Часть российской и иностранной общественности считает, что после такого приговора ваш сын и его деловой партнер Платон Лебедев оказались вне правового поля. Власть поставила их за скобки закона. Как вы относитесь к выдвижению Платона и Михаила в качестве лауреатов на Нобелевскую премию мира за правозащитную деятельность?

Да, они находятся вне правового поля, потому что никакого суда, я считаю, не было. Был разыгран спектакль по заранее намеченному сюжету. А в отношении Нобелевской премии я не могу ничего сказать, это не мне решать, я не знаю, какие там существуют правила. И потом, я никогда не думала об этом.

Источник: www.khodorkovsky.ru


«Друзья, сейчас очень важный момент в истории России».






Более двух десятков сторонников российской оппозиции провели в Нью-Йорке пикет солидарности с демонстрантами, вышедших в понедельник на Триумфальную площадь в Москве в защиту свободы собраний.


По словам одной из организаторов акции, драматурга Натальи Пелевиной, «после событий конца декабря не собраться здесь было просто невозможно». Она, в частности, напомнила о «шокирующем для многих» приговоре Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву и об аресте 31 декабря оппозиционных политиков, участвовавших в акции «Стратегии-31».

«Я не люблю выражение «закручиваются гайки, – сказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Пелевина, – но создается ощущение, что «жестить» в отношении оппозиции начинают все больше и больше. Быть в оппозиции становится все опаснее, а между тем, сейчас – самое время для оппозиции проявить себя. Потому что, если сейчас хоть на сантиметр отступить, то последствия для страны будут самые страшные».

Среди участников пикета на одной из главных площадей города – Юнион-Сквер, с конца 19 века являющейся традиционным местом проведения различных манифестаций, – был сын Михаила Ходорковского Павел, адвокат Павел Ивлев, руководитель Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб и другие политэмигранты. Вдова Александра Литвиненко Марина сказала корреспонденту «Голоса Америки», что она присоединилась к акции в защиту 31-й статьи российской Конституции, так как считает, что «это право всех людей – и в Москве, и в Лондоне, и в Нью-Йорке – свободно выражать то, что они думают».

«Даже если эта акция выглядит мирно и безопасно, я надеюсь, что она приблизит тот момент, когда исполнятся наши надежды – это и свобода Ходорковского, и мое право добиться суда – то есть, надежды на соблюдение наших прав», – добавила Марина Литвиненко. [...]

Следующую акцию сторонники российской оппозиции в США намерены провести в Вашингтоне. Наталья Пелевина надеется, что там к ним присоединятся некоторые конгрессмены.

По материалам: www.khodorkovsky.ru