check24

вторник, 17 сентября 2013 г.

Новая надзорная жалоба на Хамовнический приговор подана сегодня в Президиум Верховного суда

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В защиту М.Б. Ходорковского - защитника В.В. Клювганта

(МГКА «Де-Юре»)

В защиту П.Л. Лебедева - защитников:

В.Н. Краснова

(КА «Гауф и Партнёры»)

А.Е. Мирошниченко

(филиал № 37 Московской областной коллегии адвокатов)

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

Приговором Хамовнического районного суда г. Москвы от 27.12.2010 (далее обжалуемый приговор) М.Б. Ходорковский и П.Л. Лебедев осуждены каждый по п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ (в редакции Федерального закона № 63-ФЗ от 13.06.1996) к 8 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ (в редакции Федерального закона № 60-ФЗ от 07.04.2010) к 9 годам лишения свободы. В соответствии с ч.ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний им назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет 6 месяцев, частично присоединён неотбытый по предыдущему приговору срок наказания, окончательно к отбытию определено 14 лет лишения свободы каждому. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда 24.05.2011 (далее обжалуемое кассационное определение) обжалуемый приговор изменён: уменьшен объём «похищенного» и «легализованного», применёна новая редакция норм Особенной части УК РФ, а также незначительно (на 1 год) снижен назначенный срок лишения свободы. В остальной части обжалуемый приговор оставлен без изменения. Постановлением Председателя Верховного Суда РФ от 24.07.2012 по жалобам стороны защитывозбуждено надзорное производство. Постановлением президиума Московского городского суда от 20.12.2012 (далее обжалуемое постановление) обжалуемые приговор и определение изменены: срок наказания Ходорковскому и Лебедеву снижен до 11 лет лишения свободы в связи с изменениями уголовного закона, улучшающими положение осуждённых. Кроме того, из обвинения по ст. 174.1 УК РФ исключены как «излишне вменённые» суммы: в отношении Ходорковского – 2 838 201 668 рублей, в отношении Лебедева - 2 790 938 758 рублей. В остальной части обжалуемые судебные акты оставлены без изменения. Определением Судебной коллеги по уголовным делам Верховного Суда РФ от 06.08.2013 (далее обжалуемое надзорное определение) срок наказания Ходорковскому и Лебедеву снижен до 10 лет 10 месяцев каждому, в остальной части обжалуемые судебные акты оставлены без изменения.

Как обжалуемый приговор, так и последующие обжалуемые судебные акты кассационной и надзорной инстанций, являются неправосудными, вынесены с многочисленными нарушениями закона и подлежат отмене с прекращением дела. Исчерпывающе подробные обоснования данного утверждения приведены защитой в надзорной жалобе, поданной в Верховный Суд РФ 04.02.2013 и имеющейся в надзорном производстве по делу. Её копия прилагается вновь к настоящей жалобе. Судебной коллегией Верховного Суда РФ указанная жалоба по существу не рассмотрена: большинство изложенных в ней доводов лишь кратко упомянуты в обжалуемом надзорном определении, но оставлены без надлежащей оценки. Кроме того, в обжалуемом надзорном определении даже не упомянуты доводы, приведённые стороной защиты в заседании Судебной коллегии 06.08.2013 и в предыдущих жалобах, содержащихся в приложениях к жалобе от 04.02.2013, в том числе, в жалобах П.Л. Лебедева от 21.01. и 05.05.2011. Так, например, проигнорированы следующие доводы, безусловно влияющие на исход дела:

- судпризнал установленным (с. 12, 13, 27, 35, 655 и др. обжалуемого приговора), что «…продукция нефтедобывающими предприятиями самостоятельно отгружается непосредственно российским и зарубежным покупателям». Этот вывод суда исключает возможность обвинения в хищении: если нефть самостоятельно (т.е. по их воле) поставлялась непосредственно «потерпевшими» конечным покупателям, следовательно, она не изымалась у «потерпевших» помимо их воли и не обращалась в пользу осуждённых и иных членов «организованной группы». Подробнее об этом - с. 8-10 жалобы от 04.02.2013;

- обжалуемый приговор содержит взаимоисключающие выводы по вопросу о собственниках нефти и выгодоприобретателях от сделок с ней (с. 652, 655, 660). В нём, кроме того, заведомо ложно утверждается о существовании права собственности и собственников «юридических» отдельно от «фактических», а также о существовании собственников (и права собственности) «фиктивных» и «только по документам» (с. 29, 34, 37, 44, 46, 255). Вместе с тем, обжалуемым приговором признано, что собственником нефти и выгодоприобретателем от сделок с ней являлась компания «ЮКОС» - основное общество холдинга. Более того, в обжалуемом приговоре подробно описано, как именно «ЮКОС» распорядился прибылью от реализации нефти (с. 8, 44, 190, 432, 616, 617, 652, 660, 684 – 686). Поскольку суд признал, что собственниками нефти вначале были «потерпевшие», а потом им стал «ЮКОС» (или даже они были собственниками все одновременно), а сама нефть непосредственно отгружалась «потерпевшими» потребителям, то никакое хищение нефти у «потерпевших» попросту невозможно. Подробнее об этом - с. 8-10 жалобы от 04.02.2013;

- суд в обжалуемом приговоре (с. 41, 652, 655, 674 и др.) признал получение «потерпевшими» выручки от реализации нефти в размере, обеспечившем им не только полное возмещение затрат (фактической стоимости), но и получение прибыли от продажи добытой ими нефти. Суд также признал отсутствие недостачи нефти и/или денежных средств.Данный вывод суда, подтверждающий отсутствие реального ущерба и безвозмездного завладения имуществом «потерпевших», исключает возможность обвинения в хищении. Невозможно одновременно в качестве собственника имущества распоряжаться им путём «самостоятельных поставок непосредственно конечным потребителям», получить прибыль в размере 3 млрд. долларов США от его реализации, и оказаться потерпевшим от хищения того же самого имущества. Подробнее об этом - с. 10-15 жалобы от 04.02.2013;

- обжалуемый приговор, вопреки требованиям ст.ст. 8 и 14 УК РФ, ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не содержит описания деяний, содержащих все признаки состава преступлений, предусмотренных УК РФ.Это описание подменено вольным, частично недостоверным и крайне противоречивым изложением фактов и обстоятельств хозяйственной деятельности вертикально-интегрированной нефтяной компании «ЮКОС». Помимо указанных выше пороков, обжалуемый приговор содержит взаимоисключающие утверждения о «предмете хищения» (нефть - с. 3, 6, 8, 11, 14, 15, 17, 26, 133, 140, 647, 650, 654; денежные средства, вырученные от реализации этой, уже «похищенной», нефти - с. 20, 21, 22, 24, 63, 72, 74, 75, 93, 97, 99, 101, 105, 107, 124, 269, 271, 461, 466, 531, 547; нефтепродукты, изготовленные из уже «похищенной» до этого нефти - с. 127); о «предмете легализации» (нефть - с. 304, 326, 348, 432, 457, денежные средства, вырученные от её реализации - с. 421, 422, 461, 466, 472, 473, 475, 494, 511, 518, 521, 529, 531); о «способе хищения» («безвозмездное изъятие нефти» и «распределение» Ходорковским «похищенного» между «членами организованной группы - с. 8, 20, 30, 34-35, 37, 72, 164, 308-309, 443, 609, 652 и др.; одновременно утверждается, что «изъятие нефти Ходорковскому и Лебедеву не инкриминируется» - с. 647; «перевод (в других случаях – «искусственный перевод») на баланс» - с. 37, 47 и др. Кроме того, в обжалуемом приговоре содержатся различные версии «способа хищения», заключавшегося в переходе права собственности(!) по договорам купли-продажи «по заниженным ценам» - с. 8, 44, 616, 617, 684 - 686 и др. Подробнее об этом - с. 2-4, 17-19 жалобы от 04.02.2013;

- в обжалуемом приговоре отсутствует обоснование квалифицирующего признака совершения преступлений организованной группой, допущены грубейшие нарушения презумпции невиновности. Подробнее об этом - с. 23-24 жалобы от 04.02.2013;

- обжалуемым приговором Ходорковский и Лебедев осуждены повторно за то же деяние, за которое они уже были осуждены приговором Мещанского суда гор. Москвы от 16.05.2005, причём с взаимоисключающей уголовно-правовой квалификацией. Этот довод голословно отвергнут, несмотря на прямое указание о необходимости дать ему оценку, содержащееся в постановлении Председателя Верховного Суда РФ от 24.07.2012 (приложение 7). Подробнее об этом - с. 21-23, 36, 39-40 жалобы от 04.02.2013;

- президиум Мосгорсуда, вопреки прямому указанию Председателя Верховного Суда РФ в постановлении от 24.07.2012 (приложение 7), не устранил нарушение принципов справедливости и соразмерности при снижении наказания Ходорковскому и Лебедеву в порядке ст. 10 УК РФ. Подробнее об этом – с. 40-43 жалобы от 04.02.2013;

- обжалуемым приговором и иными обжалуемыми судебными актами допущены многочисленные нарушения права на справедливый суд. Подробнее об этом - с. 24-25, 27-40 жалобы от 04.02.2013;

- в соответствии со ст.ст. 76.1 УК РФ, 28.1 УПК РФ и правовыми позициями Верховного Суда РФ (п.п. 1, 3, 14 Постановления Пленума от 27.06.2013 №19), Ходорковский и Лебедев подлежат освобождению от ответственности и наказания по ст. 199 УК РФ, о чём защитой был поставлен вопрос в заседании Судебной коллегии 06.08.2013.

Пытаясь создать видимость обоснования «несостоятельности» других доводов защиты о неустранимых пороках обжалуемого приговора и последующих обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия вступила в противоречие с установленными по делу обстоятельствами и законом. Не имея добросовестных аргументов для вывода о несостоятельности доводов защиты, Судебная коллегия, вслед за предыдущими судебными инстанциями, грубо нарушила фундаментальный конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в его важнейших проявлениях: правовой определённости, предсказуемости и неизбирательности правоприменения, общеобязательности судебных актов, вступивших в законную силу. Это выразилось, в том числе, в демонстративном игнорировании общеобязательных правовых позиций Пленума Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ. Так:

- утверждения о незаконности «установления контроля над …дочерними обществами для обеспечения возможности распоряжаться имуществом данных предприятий и …производимой ими продукции, …а именно передачи полномочий их исполнительных органов управляющей организации ЗАО «ЮКОС ЭП»», и о том, «через установление» такого «незаконного» контроля «осуществлялось хищение вверенного имущества» (с. 10 обжалуемого надзорного определения),прямо противоречат: положениям ст.ст. 34, 35, 47 Конституции РФ, ст.ст. 1, 53, 67, 103, 105, 106 ГК РФ, ст.ст. 31, 69, 71, 81, 84, других норм глав VII, VIII, XI ФЗ «Об АО», диспозиции ст. 160 УК РФ, предусматривающей в качестве обязательного признака присвоения вверение имущества в законное владение виновного,правовым позициям Верховного Суда РФ (п.п. 18 и 19 Постановления Пленума от 27.12.2007 №51), Конституционного Суда РФ (Постановление от 15.03.2005 №3-П, Определение от 02.03.2000 №38-О), Высшего Арбитражного Суда РФ (Постановление Президиума от 01.06.2010 №18170/09). Подробнее об этом - с. 4-6, 15-17, 39 жалобы от 04.02.2013;

- утверждения о том, что «суд правильно установил фактическую стоимость похищенной (на промыслах в Сибири и Самарской области – прим. авт.) нефти на основании мировых рыночных цен на нефть (в портах Западной Европы – прим. авт.), по которым она реализовывалась покупателям», а также о том, что передача нефти ОАО «НК «ЮКОС»» и другим подконтрольным осуждённым организациям производилась «по заведомо заниженным ценам, путём замены на менее ценное имущество - возмещение её стоимости по заниженным ценам», и что этими действиями причинён «прямой действительный ущерб» (с. 10 обжалуемого надзорного определения), прямо противоречат установленным по делу обстоятельствам, а также положениям примечания 1 к ст. 158 УК РФ, ст.ст. 1, 421, 423, 424, 431 ГК РФ, правовым позициям Конституционного Суда РФ (Определение от 02.07.2009 №1037-О-О), Верховного Суда РФ (п.п. 16 и 25 Постановления Пленума от 27.12.2007 №51). Кроме того, судом не был установлен факт реализации нефти покупателям «по мировым рыночным ценам»,такие сведения в обжалуемом приговоре отсутствуют. Подробнее об этом - с. 10-12, 37-38 жалобы от 04.02.2013;

- утверждение о том, что осуждёнными производилось «незаконное, против воли собственников, изъятие у них нефти» (с. 10 обжалуемого надзорного определения), прямо противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам («Ходорковский и Лебедев завладели …100% акций дочерних добывающих обществ ОАО НК «ЮКОС», «изъятие нефти Ходорковскому и Лебедеву не инкриминируется», «…продукция нефтедобывающими предприятиями самостоятельно отгружается непосредственно российским и зарубежным покупателям» - с. 3, 12, 13, 27, 35, 647, 655 и др. обжалуемого приговора);

- содержащиеся на с. 10-11 обжалуемого надзорного определения утверждения: «поскольку последующая реализация нефти и произведённых из неё нефтепродуктов представляла собой распоряжение похищенным имуществом, суд пришёл к обоснованным выводам о незаконности совершённых сделок, для чего не требовалось их признания недействительными в гражданско-правовом порядке», а также: «суд привёл в приговоре мотивы, по которым …не признал преюдициального значения для настоящего дела решений других судов», - прямо противоречат содержанию обжалуемого приговора, на с. 12, 13, 27, 35, 655 и др. которого, с применением неизвестной законодательству терминологии, признаны «фиктивными» и «подложными» (а не незаконными) сделки купли-продажи нефти производителями первым покупателям, а не сделки по «последующей реализации нефти и нефтепродуктов». Эти же утверждения Судебной коллегии, в части оправдания ими игнорирования судом правил преюдиции (в том числе, по конкретному факту о собственнике нефти и выгодополучателе от ее реализации) и использования судом не предусмотренных законом, неясных понятий и терминов, прямо противоречат требованиям ст. 6 ФКЗ «О судебной системе РФ», ст. 90 УПК РФ, правовым позициям Конституционного Суда РФ (Определение от 15.01.2008 N193-О-П, Постановление от 21.12.2011 N30-П) и Верховного Суда РФ (п. 22 Постановления Пленума от 29.04.1996 №1 в редакции от 06.02.2007). Подробнее об этом - с. 7-10, 19-21, 38-39 жалобы от 04.02.2013;

- утверждение о том, что суд кассационной инстанции, снизив на 6 месяцев из 8 лет наказание по ст. 160 УК РФ, учёл не только смягчение уголовного закона, но и уменьшение объёма обвинения более чем на одну треть (с. 12 обжалуемого надзорного определения), противоречит содержанию обжалуемого кассационного определения. Из него ясно видно, что наказание снижено исключительно в связи с применением новой редакции УК РФ (с. 68-70). При этом Судебная коллегия не только не устранила, но механически воспроизвела, уже в качестве собственного довода, путаницу, внесённую обжалуемым кассационным определением (с. 68), а именно: при инкриминированной судом стоимости 350 млн. тонн нефти - 892.4 млрд. руб., стоимость 128.9 млн. тонн той же нефти никак не может составлять 68 млрд. руб. Любые попытки судов обосновать такой «расчёт» являются откровенно бессмысленными, поскольку противоречат элементарным правилам арифметики;

- утверждение о том, что период с февраля 2007 по декабрь 2010 года не может быть зачтён Ходорковскому и Лебедеву в качестве срока отбытого наказания по первому приговору (с. 14 обжалуемого надзорного определения), противоречит не только требованиям уголовного закона и правовой позиции Верховного Суда РФ, но и многочисленным решениям судов всех инстанций (включая судебные акты Верховного Суда РФ), вступившим в законную силу, которыми именно период с февраля 2007 по декабрь 2010 года признан периодом отбывания Ходорковским и Лебедевым наказания по первому приговору[1]. Подробнее об этом - с. 25-27 жалобы от 04.02.2013.

В связи с тем, что Судебная коллегия по уголовным делам РФ, вслед за нижестоящими инстанциями Мосгорсуда, уклонилась от исполнения предусмотренных ст.ст. 7, 409, 410 УПК РФ обязанностей по пересмотру обжалуемых судебных актов, настоящей жалобой защита ставит перед Президиумом Верховного Суда РФ вопрос о рассмотрении в полном объёме и по существу всех доводов, как настоящей жалобы, так и жалобы от 04.02.2013 с приложениями, ни один из которых не утратил своей актуальности.

На основании изложенного, в соответствии со ст. 402, п. 2 ст. 403, п. 2 ч. 3 ст. 406, п. 2 ч. 1 ст. 408, ст. 409, п.п. 1, 2, 3, 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ,

просим:
1. Передать настоящую жалобу на рассмотрение Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

2. Приговор Хамовнического районного суда гор. Москвы от 27 декабря 2010г., определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24 мая 2011г., постановление президиума Московского городского суда от 20 декабря 2012г., Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 06 августа 2013г. отменить. Производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях М.Б.Ходорковского и П.Л.Лебедева состава преступления, немедленно освободить их.



Приложения:

1) Ордера адвокатов В.В. Клювганта, В.Н. Краснова и А.Е. Мирошниченко;

2) Заверенная копия приговора Хамовнического районного суда г. Москвы от 27.12.2010 на 689 страницах;

3) Заверенная копия кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 24.05.2011 на 70 листах;

4) Заверенная копия постановления президиума Московского городского суда от 20.12.2012 на 23 листах;

5) Заверенная копия надзорного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 06.08.2013 на 15 листах;

6) Копия постановления Хамовнического районного суда г. Москвы о прекращении уголовного дела в части от 27.12.2010 на 190 листах;

7) Копия постановления Председателя Верховного Суда РФ от 24.07.2012 на 08 листах;

8) Копия надзорной жалобы от 04.02.2013 на 43 страницах;

9) Копия кассационной жалобы от 31.12.2010 на 09 страницах;

10) Копия кассационной жалобы от 11.01.2011 на 08 страницах;

11) Текст кассационной жалобы от 21.01.2011 на 09 страницах;

12) Копия кассационной жалобы от 29.04.2011 на 64 страницах;

13) Текст кассационной жалобы от 05.05.2011 на 28 страницах;

14) Копия надзорной жалобы от 13.07.2011 на 06 листах;

15) Текст надзорной жалобы от 21.07.2011 на 06 листах;

16) Копия надзорной жалобы от 28.11.2011 на 04 листах;

17) Копия надзорной жалобы от 09.12.2011 на 04 листах;

18) Копия надзорной жалобы от 24.02.2012 на 41 листе;

19) Текст надзорной жалобы от 13.06.2012 на 3 листах;

20) Копия надзорной жалобы от 14.06.2012 на 08 листах;

21) CD-диск с текстом доклада Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и прав человека;

22) CD-диск с текстом отчёта Института прав человека Международной ассоциации юристов.

Защитники – адвокаты

В защиту М.Б. Ходорковского:

В.В. Клювгант

В защиту П.Л. Лебедева:

В.Н. Краснов

А.Е. Мирошниченко

Источник: khodorkovsky.ru

Михаил Ходорковский выдвинут на премию Андрея Сахарова

Бывший глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский выдвинут на премию академика Андрея Сахарова за 2013 год. Об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на представителей Европарламента.

Кандидатуру Ходорковского выдвинула фракция «Зеленые — Европейский свободный альянс». Представитель фракции Вернер Шульц назвал Ходорковского «наиболее видным политическим заключенным в России и поборником демократических реформ».

Вернер также заявил, что «Ходорковский будет достойным лауреатом премии Сахарова и достойным преемником Сахарова — совести России».

На сайте Европарламента сообщается, что официально имена номинантов премии Сахарова будут оглашены 16 сентября.

После выдвижения кандидатов лидерами фракций Европарламента должен быть составлен шорт-лист, из которого лидеры фракций выберут лауреата.

Премия Сахарова будет вручена в декабре 2013 года в на пленарной сессии Европарламента в Страсбурге.


Lenta.ru, 13.09.2013

Источник: khodorkovsky.ru

"Книжка написана на грани"

Владимира Переверзина, бывшего менеджера ЮКОСа, часто называют самым случайным осужденным по делу, которое велось против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Он провел в тюрьме семь лет и два месяца.





Владимира Переверзина, бывшего менеджера ЮКОСа, часто называют самым случайным осужденным по делу, которое велось против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Он провел в тюрьме семь лет и два месяца.

Казнин: Долго вы писали книгу?

Переверзин:  Вынашивал идею о написании книги я достаточно долго. Идея пришла ко мне спустя три-четыре месяца после ареста. То есть возраст этой книги достаточно большой. Физически написал ее после освобождения где-то за 10-11 месяцев. Но она вмещает в себя 7 лет и 2 месяца. Это часть меня, детище, которое я вынашивал более 8 лет.

Казнин: Вы, находясь в заключении, думали об этой книге?

Переверзин: Да, я думал об этой книге. Более того, я вел записи, часть из которых мне удалось сохранить, часть из которых мне удалось переправить на волю. Много осталось в памяти. Часть записей пропала, но, тем не менее, много материалов осталось, поэтому к книжке я шел долгим путем

Таратута: Владимир, я, подводя зрителей к встрече с вами, говорила о том, что у вас был выбор. Вы могли сказать что-то про основных фигурантов дела и заключить сделку со следствием, и в одном из интервью, кажется, вы говорили о том, что вы могли бы получить условный срок. Речь идет не просто о том, что вы бы сидели меньше, просто могли бы оказаться на свободе. Почему вы не пошли на сделку со следствием? Был ли у вас такой выбор?

Переверзин: Я бы сказал, что выбора у меня не было, потому что я не обдумывал, дать или не дать показания. Я рассказал так, как было на самом деле. Если я не знал Ходорковского, я его не знал. Что-то придумывать, что-то наговаривать я просто физически не мог. Поэтому выбора у меня не было. А так – реально предлагали условный срок, история знает, что предлагали не только мне. Поэтому если бы я дал нужные показания следствию, то, конечно, я получил бы условный срок. А так, постольку, поскольку я не сделал то, что от меня просили, я получил по полной программе. Изначально мне дали 11 лет строгого режима.

Казнин: Мы не читали пока книгу. Вы можете сказать, там больше каких-то деталей из вашей жизни в тюрьме?

Переверзин: Книга основана на реальных событиях, в ней описано все, что происходило со мной. Я описываю судебный процесс, свое нахождение в тюрьме, в колонии – все подробно, что со мной происходило. Иногда это бывает смешно, иногда грустно. Книжка написана на грани.

Казнин: Как в таких случаях принято спрашивать, на кого рассчитана?

Переверзин: Рассчитана на широчайший круг читателей, потому что написана простым, доступным языком, без каких-то юридических терминов. Просто доступно и доходчиво, потому что смысл в том, что я не только описывал происходящие со мной события, а в том, что эта история может произойти с любым сотрудником любой компании. На моем месте мог быть любой сотрудник компании «ЮКОС». Даже не нужно было менять доказательную базу, там достаточно было поменять фамилию, и все оставить то же самое. Это в книжке очень доходчиво, подробно описываю все эти процессы и механизмы.

Таратута: Вы, кажется, в книге упоминаете (я слышала об этом) факт, что вы вообще не верили, что этот приговор возможен. Вам казалось настолько несуразным то, что происходит, что вы даже раздали вещи, и вам все говорили, чтобы вы не спешили раздавать вещи. А в какой момент надежда в таких случаях заканчивается?

Переверзин: Именно так все и происходило, потому что я даже рассчитывал на оправдательный приговор. Адвокаты меня немножко приземляли, говорили, чтобы я снял розовые очки, что, дай Бог, меня выпустят за отсиженным. Потому что на момент вынесения приговора я уже отсидел два года и восемь месяцев и не сомневался, что я освобожусь. Думал: ну, если оправдать не оправдают, два года и восемь месяцев уже за отсиженный срок… До суда я жил надеждами, что сейчас будет суд, который меня отпустит. На суде неожиданно дали 11 лет, но, тем не менее, надежда не исчезла. Я надеялся на кассационную жалобу Мосгорсуда, потом на Верховный суд. Ты все время на что-то надеешься, и такие этапы, которыми ты живешь, позволяют тебе выживать. Несколько инстанций в Верховном суде, потом ты надеешься на Страсбург. Хотя были, конечно, моменты, когда я уже не наделся ни на что, потому что много всяких было приключений. По вертикали власти все хотели выслужиться, начиная с судей и следователей до самых подошв. Каждый тюремщик хотел внести свой вклад. Если бы я был осужден за убийство, конечно, я бы гораздо раньше освободился. Я был условно-досрочно освобожден, и жил бы я в тюрьме в гораздо лучших условиях, чем в тех, в которых мне приходилось жить.

Таратута: Вы говорите о том, что могли бы освободиться и раньше, если бы дело было немножко иное. Очевидно, все понимают, что такое дело «ЮКОСа», его политический контекст. Скажите, оно когда-нибудь закончится? Сейчас вы наверняка следите за тем, что происходит. Были совсем недавно разговоры о третьем деле, о том, что Ходорковский никогда не выйдет на свободу, поскольку заказчики этого дела, которые сидят очень высоко, просто представить себе не могут этого человека на свободе, потому что мыслят, очевидно, категориями графа Монте-Кристо. Чем-то таким занимаются они…

Переверзин: Мне сложно судить, когда оно закончится. Мы понимаем, что это зависит не от закона, а от каких-то конкретных людей. Даже в книге у меня был момент до того, как меня привозили в Москву выступать свидетелем на суде над Ходорковским. Ко мне приходили ФСБ-шники и спрашивали, как мне удалось снизить срок на два с половиной года. Вышли поправки в законодательстве, и статья, по которой я был осужден, срок наказания был снижен. Соответственно, мне снизили срок. Я тогда хотел просто пошутить: «Я с Медведевым договорился». Кто бы мог подумать, что в третьем деле «ЮКОСа» фактически об этом и идет речь. Тогда мне казалось это просто полнейшим идиотизмом. Сейчас это уже реально воплощается в жизнь. Я думаю, что третьего дела не будет, потому что как-то это будет уже перебор. Хотя я понимаю, что его очень боятся, конечно, каждый год пребывания Ходорковского в тюрьме делает его только сильнее. Это сильный, серьезный, умнейший человек, которого просто боятся.

Таратута: А как вам кажется, если бы он и правда вышел на свободу (я как-то об этом так говорю – в условном наклонении – в это сложно поверить всем участникам и наблюдателям), он мог бы стать серьезной политической фигурой. Вы сейчас в Москве, у нас недавно были выборы…

Переверзин: Я не могу за него говорить, но я думаю, что да. Власть показывает свою слабость, не выпуская Ходорковского.

Казнин: У нас уже спрашивают зрители, можно ли скачать где-то вашу книгу?

Переверзин: Я не знаю, это вопрос к издательству «Альпина Паблишер».


Телеканал "Дождь", 11.09.2013


Источник: khodorkovsky.ru

Арестован из-за трудовой книжки

 В Сахаровском центре состоялась презентация книги бывшего менеджера компании ЮКОС Владимира Переверзина "Заложник". Переверзин отказался свидетельствовать против своих бывших руководителей и провел в местах заключения чуть более семи лет.







"Очень русская история, актуальная во все времена. К сожалению и в нынешнее. Кто не зарекается от тюрьмы и сумы – прочтите эту книгу. Она про то, как стать истинно свободным, потеряв свободу", – так написал о книге Владимира Переверзина "Заложник" писатель Борис Акунин. Бывший заместитель директора дирекции внешнего долга компании ЮКОС Переверзин в 2007 году был осужден на 11 лет колонии строгого режима. После изменений в законодательстве срок был сокращен до 7 лет и двух месяцев и в феврале 2012 Владимир Переверзин вышел на свободу. Автор говорит, что его книга адресована самому широкому кругу читателей, поскольку рассказывает в большей степени о том, что происходит в стране.

– Я хотел бы, чтобы ее прочитали все, потому что на месте героя этой книги, на месте автора может оказаться абсолютно любой человек в нынешние времена. И пословица "от сумы и от тюрьмы" в наше время очень актуальна. И уже история, сколько Россия родила... не хочу себя никоим образом равнять, есть великие писатели – Солженицын, Шаламов, Евгения Гинзбург, и сколько можно, доколе, уже 21-й век на дворе, а мы живем фактически еще во времена средневековья. Вот об этом эта книга. То есть она в большей степени не о моих переживаниях, а в большей степени о том, что происходит в нашей стране.


Цена свободы



Одной из главных улик против Владимира Переверзина стала трудовая книжка, из которой следовало, что он работал в ЮКОСе. А поскольку дело против руководителей компании политическое, то и автор считает, что был политзаключенным. Сегодня в России не обязательно иметь политические взгляды, чтобы оказаться за решеткой, замечает журналист Ольга Романова. Яркое свидетельство тому "болотное дело".

– Сейчас это как никогда актуально, потому что мы все знаем и наблюдаем за процессом "6 мая", где 12 человек сидят в клетке по совершенно случайному набору. Из людей идейно убежденных можно назвать разве что Алексея Гаскарова и Владимира Акименкова, а дальше это все какая-то машина случайных чисел. Забрали людей просто так. То есть это может быть абсолютно с каждым, кто выражает свою гражданскую позицию, а также вообще ничего не выражает, например. Потому что такие люди тоже есть среди арестованных. Что никак не умаляет их страданий, вне всякого сомнения. Володя Переверзин сидел за трудовую книжку, то есть у него в приговоре так и есть: главный документ, подтверждающий его виновность, – трудовая книжка.

Отказавшись свидетельствовать против своих бывших руководителей, Владимир Переверзин лишился свободы на семь с небольшим лет. По мнению Ольги Романовой, перед порядочными людьми не стоит подобный выбор.

– Константин Лебедев – вот человек, который сегодня сотрудничает со следствием, он же не на свободе. Понятно, что он отсидит меньше, но это не свобода, во-первых, а во-вторых, это полностью уничтожена репутация, наверняка полностью уничтожена нормальная, порядочная жизнь, его больше не будет. Я не думаю, что у Владимира Переверзина или его "подельника" Владимира Малаховского были мысли – предавать или не предавать, что они сидели, чертили известную матрицу, как поступить. Я думаю, у них не было и не могло быть выбора, люди просто не могут физиологически, на уровне физиологии поставить вопрос перед собой.



С чистой совестью



Руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева убеждена, что книгу Владимира Переверзина должен прочесть каждый, поскольку ее автор совершил не только гражданский, но и человеческий поступок.


– Эта книга замечательна тем, что человек рассказывает, что когда перед ним встала дилемма – оговорить других и после этого выйти на свободу гарантированно или отсидеть, между прочим, 9 лет – немалый срок, и человек, не колеблясь, выбрал сидеть, но не делать непорядочного поступка, причем по отношению к людям... это не друзья никакие были, а можно сказать, хозяева, у которых он работал. И вот это очень важно, что сохранить чистую совесть для человека оказалось важнее, чем сохранить свободу и все связанные с ней блага. И видите, отсидел. Я спрашивала: "А сейчас не жалеете о своем решении?" Он говорит: "А как можно? Как бы я жил дальше, если бы я знал, что я оговорил людей?" Я говорю: "Так вы же знали, оговорите вы их или не оговорите, все равно их арестуют". Он сказал: "Но без меня. Я в этой подлости участвовать не хочу". Вот что важно в этой судьбе и в этой книге! Для меня это чрезвычайно важно, и я думаю, что эту книгу надо бы в школьную программу включить, чтобы люди смолоду знали, как полагается поступать в таком случае".

"Сейчас я ни о чем не жалею. Мне не стыдно смотреть в глаза сыну, мне не стыдно было бы взглянуть в глаза отцу, который умер во время суда, так и не дождавшись меня", – пишет в своей книге Владимир Переверзин. Он называет себя счастливым и свободным человеком, даже несмотря на то что в течение семи лет был лишен свободы.



Елена Поляковская, Радио Свобода, 28.08.2013


Источник: khodorkovsky.ru