check24

воскресенье, 4 декабря 2011 г.

Михаил Ходорковский оспорил в суде второй выговор, полученный в карельской колонии

Выговор был назначен за то, что бывший глава ЮКОСа, «в неустановленное распорядком для осужденных время… находился в помещении мастеров участка “Пластмасс”», где «разговаривал с осужденными», сообщает пресс-центр Ходорковского и Лебедева.
В заявлении в суд в частности, указывается, что Ходороквский не «нарушал установленного порядка отбывания наказания», а администрация колонии не обосновала решение о выговоре.

Между тем ранее защита бывшего главы ЮКОСа оспорила в Верховном суде Карелии первое взыскание, наложенное на него в Сегежской колонии за то, что он поделился сигаретами с заключенными

Источник: http://news.mail.ru

ГАЗЕТА.RU: ИНТЕРВЬЮ С МИХАИЛОМ ХОДОРКОВСКИМ. «СТРАНА НАЧИНАЕТ УСТАВАТЬ ОТ НЕСМЕНЯЕМОСТИ ВЛАСТИ»







Газета.Ru, 2011.12.02

Возвращения Владимира Путина на третий срок потребовало окружение премьера, не уверенное в лояльности Дмитрия Медведева, заявил в письменном интервью «Газете.Ru» экс-глава ЮКОСА Михаил Ходорковский. Самый известный российский заключенный считает основным риском после возвращения Путина на третий срок возникновение новых проблем для бизнеса и экономики и отмечает, что власть в России утрачивает каналы для объективной оценки ситуации.



— Владимир Путин, говоря о своем возвращении на третий срок в интервью руководителям трех федеральных каналов, заявил, что этого хотят «простые неподставные люди». Это соответствует тому, что вы наблюдаете в своем нынешнем окружении? Обсуждается ли эта тема в колонии вообще, волнует ли она заключенных? Чего на самом деле хотят «простые люди», готовы ли они к демократии или им на самом деле требуется Путин?

— В течение 11 лет пребывания у власти нынешнее руководство России создавало искусственную картину мира в средствах массовой информации. Делалось это для формирования общественного мнения.

Однако в результате была создана система, при которой самому руководству страны неоткуда получить объективную картину господствующих в стране умонастроений. Создан порочный замкнутый круг: телевидение показывает то, что власти хотят видеть, а свои действия власть соразмеряет с картиной мира, почерпнутой из новостных программ.

Так, кстати, уже было в позднесоветское время. И все мы помним, куда это привело страну.

"Простые люди" начинают уставать не столько от действий власти — еще не все соотносят свои личные проблемы с политическим ландшафтом, — сколько от несменяемости лиц у руля страны.

Начинается банальная усталость от нынешних лиц, усталость, которая неизбежно перерастет в политическую активность населения. Тем более что в силу объективных и субъективных обстоятельств у властей все меньше и меньше возможностей для поддержания ставшего привычным для части населения темпов роста благосостояния.

— Если вы не согласны с тем, что возвращения Путина хотят «простые люди», то кто тогда на самом деле заинтересован в этом? И почему этот «кто-то» не захотел, чтобы на второй срок остался Дмитрий Медведев?

— Короля играет свита. Система управления страной сегодня построена на порочном принципе взаимных незаконных обязательств — «рука руку моет». Дмитрий Медведев в меньшей степени, чем Владимир Путин, вовлечен в систему обещаний по отношению к представителям различных силовых и деловых кланов. Поэтому для правящей элиты — а это 100—150 человек, влияющих на принятие решений, — Путин более понятен и предсказуем.

— Чего бизнесу ждать от нового пришествия Путина?

— Проблем. Инвестиционный климат будет последовательно ухудшаться. Не потому, что сам Путин будет целенаправленно уничтожать бизнес. Но он однажды, начав дело ЮКОСа, открыл ящик Пандоры. И теперь его окружение воспринимает предпринимательство как кормовую базу. И поменять это без риска потерять власть Путин уже не может. В этом состоит основная опасность для страны, исходящая от него.

— Не могли бы вы прокомментировать масштабные акции протеста «Захвати Уолл-стрит», начавшиеся в США и дошедшие уже до Австралии? Это свидетельство «левого поворота», о котором вы предупреждали много лет назад? Какими могут быть последствия этих акций в глобальном смысле? Насколько разумны требования протестующих? Правильно ли они определили виноватых?

— Это свидетельство того, что наш мир вошел в фазу перемен. Люди ощущают неудовлетворенность от нынешнего устройства общества, считают сложившуюся систему несправедливой. Насколько мне известно, какой-либо системностью требования протестующих пока не отличаются. Они выступают против следствий, а не причин существующих проблем. Но в любом случае эти протесты являются важным сигналом, что в мире сложились диспропорции, которые должны быть разрешены. Как? Не думаю, что у кого-то уже есть готовые рецепты.

— Абсолютно ли фантастичной представляется ситуация, что такое же может быть и в России? Зреет ли в России бунт и если да, то в каких слоях общества?

— Традиционно в России долго запрягают, да быстро едут. Исключать массовые протесты, даже если сейчас предпосылки к ним неочевидны, нельзя.

Конечно, лозунги и форматы западных стран для нас не актуальны. Но очевидно, что страна начинает уставать от несменяемости власти. Также существует определенное количество острых проблем, настоятельно требующих разрешения, но игнорируемых властью. Каждая из них теоретически может спровоцировать протесты.

— Опыт арабских революций показал, что социальные сети могут стать настоящим оружием. Как вы считаете, какой может быть роль новых информационных технологий («Твиттера», «Фейсбука» и т. д.) в политике в России и мире в ближайшие годы?

— Насколько я понимаю, для думающей части общества интернет — уже не дополнительное, а основное место, где люди общаются и получают информацию. Реальная политика — а это политика, где спорят, где конкуренция, свобода слова и т. д., — уже переместилась в онлайн. Будут ли социальные медиа оружием или лишь одним из инструментов общения — покажет время.

— Ваш старший сын живет за границей все годы вашего преследования. В своих интервью он говорил, что вы посоветовали ему не возвращаться, чтобы не оказаться в числе «заложников» дела ЮКОСа. Сейчас он ведет кампанию, чтобы привлечь внимание к вашей судьбе за рубежом. Одобряете ли вы его деятельность, может ли такая кампания принести пользу вам и Платону Лебедеву? Может быть, вы уже ощутили какой-то эффект от этой кампании?

— Я очень благодарен своему сыну за все, что он делает сейчас, чтобы внимание к моей проблеме не ослабевало. У него своя жизнь, семья, дочка, работа, много забот, и то, что он так серьезно помогает нам с Платоном сейчас, — это в том числе и жертва с его стороны. Конечно, я бы предпочел, чтобы у меня была возможность оградить его от этой ситуации, но он уже взрослый человек, и это его выбор.

— Что делать нынешнему молодому поколению россиян? С учетом состояния судебной и всех прочих систем что правильнее — эмигрировать и пытаться строить жизнь в другой стране или остаться и добиваться изменений в России?

— Невозможно сказать другому человеку, как ему следует жить. Уехать или остаться — очень серьезный и индивидуальный выбор. Вы правы в том, страна имеет такой вектор развития, что подобный вопрос встает для очень многих молодых людей. Тут каждый решает сам. Я не мыслю себя без России, хотя мой пример вряд ли является хорошей рекламой веры в Родину.

— Григорий Явлинский в интервью «Газете.Ru» заявил, что в том, что случилось с вами, виновато не только руководство страны, но и вся элита, поддерживавшая и проводившая реформы таким образом, что сейчас на вашем месте может оказаться любой бизнесмен. Вы с ним согласны? Как вы считаете, ваши бывшие коллеги — крупные предприниматели беспокоятся оттого, что и общество, и власти считают их банальными ворами? Есть ли возможность примирить бизнес и общество на нынешнем этапе, стоит ли бизнес-сообществу задуматься об этом? Какой выход из ситуации предложили бы вы сейчас?

— При всем личном уважении к Григорию Алексеевичу не соглашусь с ним. Я никогда не разделял расхожего утверждения, что в 90-е все предприниматели нарушали, потому что нельзя было по-другому.

Он говорит про законодательный вакуум, но юристы знают: нарушить закон можно, только если он есть (т. н. принцип правовой определенности). Уголовный закон не нарушали многие, и я в том числе.

Действительно, на моем месте может оказаться любой бизнесмен. Но не по причине тотального несоблюдения законов, а потому, что для уголовного дела и тюрьмы сейчас объективные основания не обязательны.
Посадить могут любого, поскольку коррупция и игнорирование законов со стороны власти стали теперь тотальными. Конечно, не обошлось без молчаливого одобрения общества, которое, во многом по советской традиции, не слишком одобряет чужой успех.

Выход из этой ситуации я видел и вижу в социальной ответственности и просветительской деятельности бизнеса. Кому-то, возможно, до сих пор кажется, что это не свойственные предпринимателям функции, но без них не изменить отношение общества. Я старался реализовывать эти идеи сам, но именно попытки построить диалог между представителями бизнеса и широкими слоями населения стали главной причиной учиненной и учиняемой надо мной расправы. Власти крайне не заинтересованы в нормализации отношений между бизнесом и обществом. Ведь непрозрачность этих отношений позволяет властям, с одной стороны, держать предпринимателей в вечном страхе, а с другой — всегда иметь под рукой образ врага, ответственного за все провалы во внутренней политике.

Источник: www.echo.msk.ru

Последнее слово Михаила Ходорковского




Уважаемый суд! Уважаемые присутствующие!

Сегодня для меня очередная возможность оглянуться назад. Я вспоминаю октябрь 2003 г. Последний мой день на свободе. Через несколько недель после ареста мне сообщили, что президент Путин решил: я должен буду «хлебать баланду» 8 лет. Тогда в это было сложно поверить.

С тех пор прошло уже семь лет. Семь лет – достаточно большой срок, а в тюрьме - особенно. У всех нас было время многое переоценить и переосмыслить.

Судя по смыслу выступления прокуроров: «дайте им 14 лет» и «наплюйте на прежние судебные решения», за эти годы меня опасаться стали больше, а закон уважать - еще меньше.

В первый раз они хоть озаботились предварительно отменить мешающие им судебные акты. Теперь решили - и так сойдет, тем более отменять теперь потребовалось бы не два, как в прошлый раз, а 60 судебных решений.

Я не хочу сейчас возвращаться к юридической стороне дела. Все, кто хотел что-то понять, – давно всё поняли. Я думаю, признания вины от меня никто всерьёз не ждет. Вряд ли сегодня кто-нибудь поверит мне, если я скажу, что похитил всю нефть своей собственной компании.

Но также никто не верит, что в московском суде возможен оправдательный приговор по делу ЮКОСа.

Тем не менее, я хочу сказать о надежде. Надежда – главное в жизни.

Я помню конец 80-х годов прошлого века. Тогда мне было 25. Наша страна жила надеждой на свободу, на то, что мы сможем добиться счастья для себя и для своих детей.

Отчасти надежда осуществилась, отчасти – нет. Наверное, за то, что надежда осуществилась не до конца и не для всех, несет ответственность всё наше поколение, в том числе - и я.

Я помню и конец прошлого десятилетия. Тогда мне было 35. Мы строили лучшую в России нефтяную компанию. Мы возводили спорткомплексы и дома культуры, прокладывали дороги, доразведывали и разрабатывали десятки новых месторождений, начали освоение Восточно-Сибирских запасов, внедряли новые технологии, в общем, - делали то, чем сегодня гордится "Роснефть", получившая ЮКОС.

Благодаря значительному увеличению добычи нефти, в том числе и в результате наших успехов, стране удалось воспользоваться благоприятной нефтяной конъюнктурой. У нас у всех появилась надежда, что период потрясений, смуты – позади, что в условиях достигнутой огромными трудами и жертвами стабильности мы сможем спокойно строить новую жизнь, великую страну.

Увы, и эта надежда пока не оправдалась. Стабильность стала похожа на застой. Общество замерло. Хотя надежда пока живет. Живет даже здесь, в зале Хамовнического суда, когда мне уже почти 50 лет.

С приходом нового Президента, а с того времени прошло уже больше двух лет, у многих моих сограждан тоже вновь появилась надежда. Надежда, что Россия все же станет современной страной с развитым гражданским обществом. Обществом, свободным от чиновничьего беспредела, от коррупции, от несправедливости и беззакония.

Ясно, что это не могло случиться само собой и за один день. Но и делать вид, что мы развиваемся, а на самом деле, - стоять на месте и пятиться назад, пусть и под личиной благородного консерватизма, - уже невозможно, и просто опасно для страны.

Невозможно мириться с тем, что люди, называющие себя патриотами, так отчаянно сопротивляются любому изменению, ограничивающему их кормушки и вседозволенность. Достаточно вспомнить судьбу поправки к ст.108 УПК РФ - арест предпринимателей или чиновничьи декларации о доходах. А ведь именно саботаж реформ лишает нашу страну перспектив. Это не патриотизм, а лицемерие.

Мне стыдно смотреть, как некоторые, в прошлом - уважаемые мной люди, пытаются оправдать бюрократический произвол и беззаконие. Они обменивают свою репутацию на спокойную жизнь в рамках сложившейся системы, на привилегии и подачки.

К счастью, такие - не все, и других всё больше.

Я горжусь тем, что среди тысяч сотрудников ЮКОСа за 7 лет гонений не нашлось тех, кто согласился бы стать лжесвидетелем, продать душу и совесть.

Десятки человек испытали на себе угрозы, были оторваны от родных и близких, брошены в застенки. Некоторых пытали. Но, теряя здоровье и годы жизни, люди сохранили то, что сочли для себя главным, - человеческое достоинство.

Те, кто начинал это позорное дело, - Бирюков, Каримов и другие, - тогда презрительно называли нас «коммерсантами», считали быдлом, готовым на всё, чтобы защитить свое благополучие, избежать тюрьмы.

Прошли годы. Кто оказался быдлом? Кто ради денег и из трусости перед начальством врал, пытал, брал заложников?

И это они называли «государевым делом»!

Мне стыдно за свое государство.

Ваша честь, я думаю, мы все прекрасно понимаем – значение нашего процесса выходит далеко за пределы наших с Платоном судеб, и даже судеб всех тех, кто безвинно пострадал в ходе масштабной расправы над ЮКОСом, тех, кого я оказался не в состоянии защитить, но о ком я не забываю, помню каждый день.

Спросим себя: что сегодня думает предприниматель, высококлассный организатор производства, просто образованный, творческий человек, глядя на наш процесс и полагая абсолютно предсказуемым его результат?

Очевидный вывод думающего человека страшен своей простотой: силовая бюрократия может все. Права частной собственности нет. Прав у человека при столкновении с «системой» вообще нет.

Будучи даже закрепленными в законе, права не защищаются судом. Потому что суд либо тоже боится, либо является частью «системы». Стоит ли удивляться, что думающие люди не стремятся к самореализации здесь, в России?

Кто будет модернизировать экономику? Прокуроры? Милиционеры? Чекисты? Такую модернизацию уже пробовали - не получилось. Водородную бомбу, и даже ракету, сделать смогли, а вот свой хороший, современный телевизор, свой дешевый, конкурентный, современный автомобиль, свой современный мобильник и еще кучу современных товаров – до сих пор не можем.

Зато научились красиво демонстрировать производимые у нас чужие, устаревшие модели и редкие разработки российских изобретателей, которые если и найдут где применение, то не у нас, за границей.

Что случилось с прошлогодними президентскими инициативами в области промышленной политики? Похоронены? А ведь они - реальный шанс слезть с сырьевой иглы.

Почему похоронены? Потому, что для их реализации стране нужен не один Королев, и не один Сахаров под крылом всемогущего Берии и его миллионного войска, а сотни тысяч «королёвых» и «сахаровых», защищенных справедливыми и понятными законами и независимыми судами, которые дадут этим законам жизнь, а не место на пыльной полке, как в свое время - Конституции 1937 года.

Где эти «королёвы» и «сахаровы» сегодня? Уехали? Готовятся уехать? Опять ушли во внутреннюю эмиграцию? Или спрятались среди серых бюрократов, чтобы не попасть под каток «системы»?

Мы, граждане России, патриоты своей страны, - можем и должны это изменить.

Как сможет Москва стать финансовым центром Евразии, если наши прокуроры в публичном процессе прямо и недвусмысленно, как 20 или 50 лет назад, призывают признать стремление к увеличению производства и капитализации частной компании - преступно-корыстной целью, за которую надо сажать на 14 лет?

Если по одному приговору компания, заплатив налогов больше всех в стране, ЮКОС заплатил больше всех в стране, кроме Газпрома, - оказывается, недоплатила налоги, а по второму, который здесь предлагается принять, - очевидно, что предмета для налогообложения вообще не было, потому что его украли!

Страна, которая мирится с тем, что силовая бюрократия в своих интересах, а вовсе не в интересах страны, держит по тюрьмам, вместо и вместе с преступниками, десятки, если уже не сотни тысяч талантливых предпринимателей, управленцев, простых граждан, - это больная страна.

Государство, уничтожающее свои лучшие компании, готовые стать мировыми чемпионами, государство, презирающее своих граждан, государство, доверяющее только бюрократам и спецслужбам, - это больное государство.

Надежда – главный движитель больших реформ и преобразований, она залог их успеха. Если она угаснет, если сменится глухим разочарованием, - кто и что сможет вывести нашу Россию из нового застоя?

Я не преувеличу, если скажу, что за исходом этого процесса следят миллионы глаз по всей стране, по всему миру.

Следят с надеждой, что Россия все-таки станет страной свободы и закона, где закон будет выше чиновника.

Где поддержка оппозиционных партий перестанет быть поводом для репрессий.

Где спецслужбы будут защищать народ и закон, а не бюрократию от народа и от закона.

Где права человека не станут больше зависеть от настроения царя. Доброго или злого.

Где, наоборот, власть будет действительно зависеть от граждан, а суд - только от права и от Бога. Если хотите - называйте это совестью.

Я верю, так - будет.

Я совсем не идеальный человек, но я - человек идеи. Мне, как и любому, тяжело жить в тюрьме, и не хочется здесь умереть.

Но если потребуется - у меня не будет колебаний. Моя Вера стоит моей жизни. Думаю, я это доказал.

А Ваша, уважаемые господа оппоненты? Во что Вы верите? В правоту начальства? В деньги? В безнаказанность «системы»? Я не знаю, вам решать.

Ваша Честь!

В Ваших руках гораздо больше, чем две судьбы. Здесь и сейчас решается судьба каждого гражданина нашей страны. Тех, кто на улицах Москвы и Читы, Питера и Томска, иных городов и поселков рассчитывает не стать жертвой милицейского беззакония, кто завел свой бизнес, построил дом, добился успеха и хочет, чтобы это досталось его детям, а не рейдерам в погонах, наконец, - тех, кто хочет честно исполнять свой долг за справедливую зарплату, не ожидая ежеминутно, что будет под любым предлогом уволен коррумпированным начальством.

Не в нас с Платоном дело, во всяком случае – не только в нас. Дело в надежде для многих наших сограждан. В надежде на то, что суд завтра сможет защитить их права, если каким-то очередным бюрократам-чиновникам придет в голову эти права нагло и демонстративно нарушить.

Я знаю, есть люди, я называл их в процессе, которые хотят оставить нас в тюрьме. Оставить навсегда! В общем, они это особо не скрывают, публично напоминая о существовании «вечного» дела ЮКОСа.

Почему не скрывают? Потому что хотят показать: они - выше закона, они всегда добьются того, «что задумали». Пока, правда, они добились обратного: из нас - обычных людей они сделали символ борьбы с произволом. Это получилось. Это не наша заслуга - их. Но им необходим обвинительный приговор, чтобы не стать «козлами отпущения».

Я хочу надеяться, что суд с честью выдержит их психологическое давление. А давление будет, мы все знаем, как и через кого оно будет происходить.

Я хочу, чтобы независимый суд стал реальностью и буднями моей страны, чтобы слова о «самом справедливом суде в мире», рожденные в «совке», перестали столь же иронично звучать сегодня. Чтобы мы не оставили в наследство нашим детям и внукам опаснейшие символы тоталитаризма.

Ваша Честь, я готов понять, что Вам очень непросто, может быть, даже страшно, я желаю Вам мужества.

Все понимают, что Ваш приговор по этому делу - каким бы он ни был - станет частью истории России. Более того, он будет ее формировать для будущих поколений. И Вы это понимаете лучше многих. Все имена останутся в истории - и обвинителей, и судей - так же, как они остались в истории после печально известных советских процессов.

М.Б. Ходорковский

Источник: http://khodorkovsky.ru/

«Ходорковский отвечал на вопросы так, словно знал заранее, что я спрошу. Но он не мог знать»




«The Wall Street Journal», 29.11.2011


Фрагмент интервью:

- Расскажите о препятствиях, с которыми Вы столкнулись во время съемок?

Основным препятствием был дефицит знаний о России. Я узнал её только в процессе работы по проекту. А также нехватка опыта в создании документального кино и нехватка знаний о том, как всё работает в России на разных уровнях. Тема Ходорковского была очень непопулярна в России в 2006 году. В России возросли эгоистические настроения - большинство миллиардеров в тот период проживало именно в Москве...

- Каково это было, брать интервью у Ходорковского? Какое осталось впечатление? Как он себя вел?

Я никогда не думал, что мне доведется видеть и, тем более, разговаривать с ним. На меня произвело большое впечатление ощущение, что у него по-прежнему есть внутренний стержень. Он был очень прямолинеен и спокоен. И поэтому я даже спросил его, не занимается ли он медитацией, т.к. он был очень спокоен и сконцентрирован. Он отвечал на вопросы так, словно знал заранее, что я спрошу. Но он не мог знать.

- Что Вы думаете по поводу российских кинотеатров, почему, по-вашему, они не хотят показывать фильм?

Я удивлен, что они так спокойно об этом говорят. Они не хотят показывать его из-за самоцензуры. Я не думаю... что Кремль так и сказал: "Не делайте этого". Я думаю, владельцы просто опасаются ответных санкций после этого. <...> Налоговые проверки, у вас вдруг не хватает пожарных выходов, из-за чего приходится платить штраф в размере миллиона или что-то ещё придумают, более глупое. Но возможно, что это просто наследство авторитаризма.

Источник: http://khodorkovsky.ru/

Интервью с режиссером фильма «Ходорковский»



Кирилл ТУШИ,
режиссер
Меня вдохновила схватка Ходорковского с самым влиятельным человеком России
Повальный отказ кинотеатров от показа фильма «Ходорковский» обусловлен страхом бюрократии. Ее желанием жить комфортно, не создавая себе проблем.
1 декабря 2011
1 декабря начинается официальный прокат в России едва не запрещенного фильма немецкого режиссера Кирилла Туши «Ходорковский». Под беспрецедентным давлением перепуганной российской бюрократии один кинотеатр за другим закрывал свои двери перед «Ходорковским», но смельчаки из «Эльдара» все же устояли.


— Что подтолкнуло вас к идее снимать фильм именно о Ходорковском? Чем «зацепила» вас эта история?

Я приехал в Ханты-Мансийск на Фестиваль. И узнал, что Ходорковский вошел в конфликт с самым влиятельным человеком в России. Эта схватка. И он пошел на этот бой. И это меня вдохновило на фильм.

— Приступая к работе над фильмом, вы предполагали, что столкнетесь со столькими трудностями, начиная от похищения копий фильма, заканчивая негласным запретом на его демонстрирование в кинотеатрах? Или все эти трудности, все эти враждебные действия были для вас неожиданностью?

Конечно, я понимал, о ком я делаю фильм. Естественно, я понимал, что это чувствительная тема, но думать на эту тему мне было сложно. Я не думал о том, как это будет происходить, но предполагал, что будут сложности.

— Это не было неожиданностью?

Мне было странно, что мои русские друзья были не очень оптимистичны. И говорили, что никогда этот фильм не покажут. Юрий Шмидт сказал, что конечно не покажут. Мне было обидно. Я человек оптимистичный. Я был более оптимистичен, чем мои русские друзья. Я вчера был на телеканале «Дождь» и мне очень понравилась надпись — «Канал «Дождь» — оптимистичный канал» вот, я себя таким же считаю.

— Есть точка зрения, что ваш фильм не только о Ходорковском, но и о России в целом, о современной русской жизни. Согласны ли Вы с этим?

Я согласен. Потому что Ходорковский — большой символ для первой, второй и третьей России. Советской, капиталистической и новой. Будущей.

— Отказ от показа фильма многими российскими кинотеатрами, что это: идиотизм мелких чиновников, директоров кинотеатров, или действие по жесткой инструкции, полученной от политического руководства страны?

Я думаю, что это страх малых бюрократов. Почему малых? Не только малых. Это не только страх, а желание жить комфортно. Не создавать лишних проблем себе.

— Верите ли вы в то, что ваш фильм поможет чем-то Михаилу Ходорковскому, и ставили ли вы перед собой такую задачу?

Естественно, я хотел отразить происходящее. И, тем не менее, конечно у меня были страхи. Я действительно очень боялся. Как бы не навредить ему. Чтобы не получилось так что из-за внимания, которое привлечет фильм, ему дольше придется находиться в неволе. Навредить, конечно, я боялся. Мне критики многие говорили: «Не надо этого делать». В общем, я спал в кошмарах. Бывало такое.

Источник: www.specletter.com

«Ходорковский», на выход






1 декабря 2011 года фильм Кирилла Туши «Ходорковский», пройдя через серию спецпоказазов, выходит в общероссийский, но ограниченный прокат (о проблемах, с которыми столкнулся прокатчик картины, много писали СМИ).

В Москве «Ходорковского» с 1 декабря можно будет увидеть в Киноклубе «Эльдар» (сеансы: 9.40, 11. 40, 13.40, 15.40, 19.40, 21.40), а со 2 декабря - в галерее FotoLoft на «Винзаводе» (понедельник-пятница в 20.00; суббота-воскресенье 18.00 и 20.10). Также «Ходорковского» покажут в клубе «Цвет ночи» - 3, 7 и 13 декабря При этом не исключено, что после выборов 4 декабря прокат «Ходорковского» в Москве несколько расширится. О прокатной судьбе картины в регионах можно узнать из интервью арт‑директора проекта KINOCLUB Ольги Паперной телекану "Дождь".

В пятницу в рамках фестиваля документального кино «Артдокфест 2011» в московском кинотеатре «Художественный» состоится российская премьера фильма. Именно с показа «Ходорковского» фестиваль начнет свою работу


Источник: www.khodorkovsky.ru

вторник, 1 февраля 2011 г.

Бизнес — заведомо преступление




Государственные телеканалы один за другим взялись за решение непростой задачи, с которой не справилась Генпрокуратура, — дать внятное и разумное обоснование сверхжесткому приговору Ходорковскому и Лебедеву. Внятно получилось, а вот разумно...

31 января 2011
Зато стало наконец-то понятно, каким видится идеальное устройство экономики выходцам из системы КГБ. Это аграрная экономика примерно XIII века за пределами крупных городов, которая базируется на укладе, свойственном расцвету феодализма.


Свою оценку второму процессу против Ходорковского и Лебедева дал и Первый канал. В передаче «Воскресное время» этой теме был посвящен почти 16-минутный репортаж, сделанный в лучших традициях пропагандистского ТВ — умелое жонглирование данными псевдостатистики и сомнительного рода фактами, убедительно звучащими из уст прокуроров, и, наоборот, высмеивание позиции противной стороны. Минимум аналитики — максимум патетики. Цитируем: «Почему именно из дела Ходорковского и именно сейчас нанятые им адвокаты и сочувствующие пытаются извлечь максимум политической выгоды? Кажется, что, превращая дело о многомиллиардном воровстве из бюджета России в политический фарс, эти люди просто пытаются во что бы то ни стало не допустить восстановления справедливости в стране, чьи богатства на протяжении нескольких лет были разделены между несколькими десятками приближенных к власти бизнесменов, позднее ставших олигархами. Эпоха первоначального накопления их капиталов памятна всем, кто жил в России в 90-е годы, когда под лозунгом «Если ты такой умный, то почему такой бедный?» была проведена приватизация и так называемые «залоговые аукционы». Чем же Ходорковский отличается от всех остальных? Не только тем, что не бежал от правосудия в Лондон. Его подвели построенные им фиктивные схемы поглощения государственной собственности компанией «ЮКОС», в общем — сгубила жадность и беспечность, в какой-то момент казалось, что не только Россия, но и мир принадлежат нефтяной компании и нужно лишь начать этим всем управлять, а глупые законы просто переписать, купив пару парламентских фракций. На протяжении последнего времени из Ходорковского немногочисленная либеральная общественность вылепила чуть ли не узника совести, но ни разу, по сути, не комментируя предъявленные ему обвинения…» И это говорит ведущий, который на всю страну позволил себе посмеяться над общепринятым в нефтяной сфере термином «скважинная жидкость». Как говорится, без комментариев.

Чтение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву — занятие, которому в январе 2011 года мне пришлось бы заниматься в любом случае. Могу лишь отослать вас к тому, что уже писал: мнение о возможности оправдательного приговора в данном случае сродни ожиданию чуда. На практике это означало бы, что российская судебная система внезапно перестала быть такой, какой мы видим ее начиная с 1918 года, и стала чем-то другим.

Судья Виктор Данилкин должен был вынести оправдательный приговор и обречен на чтение обвинительного. В этом особенность нынешней политической системы — будучи поставлен в ситуацию серьезного выбора, всегда превращаешь себя или в уголовного преступника с точки зрения закона (а вынесение заведомо неправосудного приговора — преступление), или в политического преступника с точки зрения власти.

Что касается судьи Данилкина, то он позволил себе лишь продемонстрировать пределы понимания здравого смысла властной корпорацией: поскольку ни в России, ни за ее пределами нет ни одного умного человека, всерьез считающего формулировки обвинения в Хамовническом суде полностью обоснованными, то «скидка», которую судья позволит себе от 14-летнего срока, запрошенного обвинением для Ходорковского и Лебедева, и есть тот объем, который российская власть выделяет здравому смыслу в реальности. Соответственно, именно в формулировке приговора и стоило искать ответ на вопрос — что именно сама власть считает в обвинении полной ерундой, а что объявляет истиной.

Прямо скажем, чтение вышло неважным. Виктор Данилкин уделил здравому смыслу всего полгода, приговорив Ходорковского и Лебедева к 13,5 годам лишения свободы, а текст приговора — буквально повторяющий формулировки обвинения — от того, что его зачитал не полоумный прокурор, а член судейского сообщества, не стал ни более логичным, ни более обоснованным, ни более внятным.

Впрочем, на помощь неожиданно пришел социальный институт, который как источник информации я бы рассматривал в последнюю очередь. В середине января 2011 года ВГТРК в телепрограмме особого жанра, который я не берусь определить (создатели этих телеопусов полагают, что это «документальный фильм», мне же кажется, что это помесь китайских дадзыбао времен «культурной революции» Мао и пропагандистских брошюр о сионизме, производимых массово в 70-х агентством печати «Новости»), дали достаточно развернутое объяснение тому, за что формально приговорены Ходорковский и Лебедев.

Итак, в недрах российского правосудия обнаружились консультанты, которые взялись более внятно, чем судья Данилкин и Генеральная прокуратура, изложить суть обвинения. Это отчасти получилось: схемы, продемонстрированные ВГТРК, достаточно наглядны и, что самое удивительное, не лишены смысла. То, что они противоречат логике и духу Уголовного и Налогового кодексов в статьях, соответствующих обвинению, конечно, проблема, но все же меньшая, чем отсутствие какой бы то ни было логики у обвинения.

Смысл обвинения в изложении ВГТРК звучит следующим образом. Всякое юридическое лицо в российском законодательстве есть структура самодостаточная. Вне зависимости от того, кому принадлежат доли в уставном капитале АО или ООО, цель его деятельности, в чем бы она ни заключалась, — достижение максимальной собственной стоимости и/или выплата максимального размера дивидендов акционерам. Из принципа самодостаточности и самоценности вытекает обязанность для всех акционеров АО без исключения не предпринимать никаких действий, которые бы привели к снижению размера дивидендов, которые могло бы выплатить АО, или же к уменьшению стоимости активов АО. Такое действие, если оно предпринято, квалифицируется как хищение у АО активов — что, исходя из этой логики, и зафиксировано в действиях Ходорковского и Лебедева.

Новелла как новелла, если воспринимать ее отвлеченно. Если воспринимать ее как тренд в толковании закона — речь идет о корпоративной катастрофе. Вот несколько простых следствий из этой новеллы. Владение физическим или юридическим лицом любыми двумя пакетами в АО, конкурирующих друг с другом с какой угодно точки зрения, есть потенциальное преступление: голосуя пакетом в любом АО, вы организуете хищение в другом АО, ибо это приводит к недополучению вторым АО прибыли и потенциальных дивидендов.

Второе следствие: для акционера любого АО запрещено под угрозой уголовного наказания любое голосование пакетом, которое может быть невыгодным любому другому акционеру АО, — в этой логике голосование есть хищение у другого лица.

Третье следствие: создание трансграничных холдингов в двух юрисдикциях, в которых различны налоговые режимы, есть заведомое преступление, поскольку одно из двух государств неизбежно теряет налогооблагаемую базу — вы осуществляете хищение налоговых средств.

Четвертое следствие: запрещено создание холдингов, в которых «дочки» имеют сторонних акционеров — бизнес, осуществляемый в духе объявленной новеллы в обычном холдинге, должен при соблюдении закона неизбежно приводить к отказу холдинговой компании от любых операций, кроме получения дивидендов и перечисления их своим бенефициарам. Во всяком случае, холдинговой компании запрещены любые торговые сделки с «дочками»: она не должна извлекать из них прибыль, что является хищением уже у ее акционеров: извлекая из них прибыль, она осуществляет хищение прибыли у «дочки».

Это лишь краткий список выводов из новеллы: по сути, она предполагает принципиальный запрет на любые «технические» юрлица, на любую деятельность, не предполагающую прямую конкуренцию идеальных юридических лиц, на любые портфели инвестиций, на любую диверсификацию рисков в холдинге. Это экономика примерно XIII века за пределами крупных городов. Понимание авторов «разъяснения» ВГТРК приговора Ходорковскому и Лебедеву базируется на экономическом укладе, свойственном расцвету феодализма в преимущественно аграрной экономике.

Это, конечно, банальность, говорящая немного нового о личности реальных авторов приговора: собственно, таково и есть понимание выходцев из системы КГБ идеального экономического устройства страны, и вряд ли мы этого не знали. Небанально другое. В схемах, описывающих якобы реальную роль Ходорковского и Лебедева в «уклонении» от правил идеальной феодальной экономики, авторами телеобъяснения ВГТРК они изображаются не столько конечными владельцами холдинговых компаний, которые могли бы, «притесняя» «дочек» ЮКОСа, снискать себе миллиарды, сколько владельцами «промежуточных» холдинговых структур, обворовывающих еще и «верхний» холдинг-принципал.

В случае с Ходорковским и Лебедевым такое поведение выглядит, согласитесь, шизофренически. Допустим, я поверил, что схемы трансфертного ценообразования придуманы ими для того, чтобы не действовать исключительно в интересах миноритарных акционеров «дочек» ЮКОСа, как им якобы предписывает закон. Но зачем же им обворовывать самих себя как совладельцев самого ЮКОСа? Ведь все, что они заработают на «нижнем этаже» схемы, они потеряют на «верхних» — это просто игра с нулевой суммой!

На следующий день я пересмотрел опус ВГТРК и, кажется, понял, в чем тут дело. Нет, никто с ума не сходил, экспертам телеканала совершенно логично представлять поведение Ходорковского и Лебедева именно так — это просто инерция мышления. Ведь именно так устроена мотивация работы стандартного менеджмента госкомпании: в схемах работы «Газпрома» и «Роснефти» «головной» холдинг — это некоторая абстракция, действовать в ее интересах для госменеджера, управляющего контрольным пакетом акций госАО, — глубочайший идиотизм сродни сжиганию настоящих денег на алтаре храма. Поверить же в то, что «верхний» бенефициар — не абстракция, представитель госбизнеса просто не может.

Что-то подобное, конечно, и надо было предполагать. Правда, есть тут одно «но». В теории можно представить себе частный бизнес в России, играющий по описанным выше правилам. Но как по описанным правилам может играть госбизнес? Ведь из новеллы, помимо прочего, следует и то, что всякий госменеджер, голосующий госпакетом АО в «Роснефти», «Газпроме», «Транснефти», — такой же преступник, как и Михаил Ходорковский.

И что, вы предполагаете, что это понял один только я, а, например, в Генпрокуратуре не понимают?

Да нет, понимают. Ждите. Не удивлюсь, если во многом все это затевалось именно ради вас. «Закошмарить» частника можно и более простыми способами. А вот это оружие выглядит именно что заточенным под вашу голову.

P.S.

Репортаж, показанный ВГТРК, вызвал огромный интерес у Михаила Ходорковского. Более того, экс-руководитель ЮКОСа обратился с письмом к генеральному директору телеканала Олегу Добродееву, в котором выразил свое отношение к сюжету.

«…Прокуроры и суд, — пишет Ходорковский, — заявляют, что я, как физическое лицо, похитил всю нефть, добытую с 1998 по 2003 год добывающими предприятиями ЮКОСа, консолидированными им в 2001 году на 100 процентов. В результате чего «ЮКОСу, его акционерам, государству ничего не досталось». Это заведомо для прокуроров и суда лживая позиция. Чтобы исключить ненужные спекуляции, замечу: претензий, что «сам ЮКОС покупал у своих дочерних предприятий нефть по трансфертным ценам, чем нанес ущерб миноритарным акционерам дочерних предприятий», вопреки высказанному мнению Михаила Барщевского и многих других, ко мне не предъявлялось…»

В заключение Ходорковский признает себя разоблаченным в том, что «…действительно, увеличивал объемы производства компании, занимался капвложениями, платил дивиденды, чтобы получать все большую прибыль! Признаюсь в преступном умысле на развитие ЮКОСа. Интересно, как это согласуется с «безвозмездным изъятием всей нефти»?» — задается он вопросом.

Источник: www.specletter.com

«Для осуществляющих расправу хочу справедливого, законного суда и наказания»





Марина Ходорковская дала online-интервью «Коммерсанту», 25.01.2011

Татьяна [ 21.01 22:01 ] Уважаемая Марина Филипповна! То, что переживает ваша семья — ужасно. Горько. Больно... И все-таки как нужно воспитывать сыновей, чтобы они были похожи на вашего Мишу?

Никак специально мы его не воспитывали. Мы просто честно работали, никогда не были жадными. Деньги были для нас только источником пропитания, способом одеться. Но главным приоритетом в жизни они никогда не были. А вообще дети, как правило, живут по примеру своих родителей, чутко воспринимают семейную обстановку. Так что ничего особенного делать не надо, просто самим жить по-человечески.

Николай [ 21.01 21:13 ] Уважаемая Марина Филипповна! Понимает ли Михаил Борисович, что на воле его ждут миллионы сторонников — людей, ожидающих его как настоящего героя и заступника? Согласен ли он с таким мнением? Готов ли он к такой миссии?

Это та тема, о которой мы никогда не говорили. Мне кажется, Миша сейчас больше думает о том, что ему нужно отдать «долги» своей семье: дети же выросли без него. И если он выйдет, то будет заниматься прежде всего семейными делами.

Павел [ 21.01 16:41 ] Здравствуйте, уважаемая Марина Филипповна. Расскажите, пожалуйста, чем Ваш замечательный сын (с его рассказов) в основном занимается в заключении? Читает? Что читает? Пишет?

Список книг у него бывает большой, их также передают адвокаты. Продукты же можно передавать только те, что указаны в инструкции. В тюрьме сын много пишет, вы все знаете про что. Сейчас у него тоже есть какие-то задумки, но он их пока громко не озвучивал. Он собирает какие-то материалы. Темы у него всегда одни и те же – настоящее и будущее страны, вопросы образования.

Павел [ 21.01 02:34 ] Добрый день, уважаемая Марина Филипповна. 1) О чем Вы говорите кроме семьи, когда встречаетесь с сыном на свиданиях? Политика? Литература? Если это не секрет, конечно. Можно ему написать письмо? Он всем отвечает? 2)Какая книга, фильм на Вас произвел самое сильное впечатление? 3)Какие у Вас воспоминания остались о В.Ю. Суркове?

1. Времени на разговоры очень мало, поэтому в основном обсуждаем семейные дела и лицей, который мы с мужем сейчас опекаем. Еще можно обсуждать то, что печатается в прессе. Все остальное не рекомендуется. За тот час, который нам выделяется для общения, мы стараемся не сосредотачиваться на тех вопросах, которые Миша может передать через адвокатов. Иначе вообще ни о чем не успеешь поговорить. 2. Таких книг и фильмов очень много, сразу все не вспомнишь. Очень люблю Константина Симонова. 3. Я знала о Суркове, когда он работал с сыном. Талантливый, хороший был молодой человек. А сейчас – не знаю, мне нечего сказать.

Екатерина Гуркина [ 21.01 12:58 ] Марина Филипповна, здравствуйте! Михаил Борисович никогда не говорил Вам о своем отношении к публикациям, изданиям, авторам, так или иначе связанным с делом ЮКОСа? Может быть, у него есть любимое СМИ — газета, журнал, интернет-портал, радиостанция, телеканал? С глубоким уважением, Екатерина Гуркина.

Нет, на такие разговоры просто не остается времени. А радио у них, кстати, нет.

Иван [ 21.01 12:41 ] Марина Филипповна, добрый день! Как Вы сами относитесь к обвинениям своего сына? Считаете ли его виновным, невиновным или считаете, что он работал как все, но осудили только его?

Работал ЮКОС, строго выполняя законы тех лет, как и все остальные крупные компании. При этом ЮКОС стал первой открытой компанией.

Вячеслав [ 21.01 08:55 ] Марина, Вы, наверное, часто задавали себе вопрос "за что?" (ситуация с сыном). Так за что же?

Это личная ненависть мелкого, жадного, трусливого человека. Миша ничего не крал, ничего плохого не делал. Если даже, предположим, ЮКОС недоплатил налоги, можно было просто взять и принудить их заплатить по всем долгам. Зачем же разорять компанию? Так что совершенно ясно, что дело в другом, не в финансовых проблемах.

И потом, ЮКОС платил налоги больше всех других компаний (кроме Газпрома).

Татьяна [ 21.01 05:17 ] Спасибо за то, что согласились на это интервью! Как часто и каким образом удается Вам общаться с сыном? Что в современной России Вас больше всего огорчает, а что радует? Каким Вам видится будущее ваших внуков?

Ему разрешено 2 свидания в месяц, по одному часу, через стекло и по телефону. Чередуемся с его женой и детьми.

В нынешней России меня ничего не радует. Я не могу найти ничего, чему я могла бы радоваться. Когда я прихожу в аптеку, вижу старух, которые не могут набрать денег на валокордин. 9 мая вижу, как ветераны складываются, чтобы купить баночку пива и как-то отметить этот праздник. Чему тут радоваться? А последние события на Манежной площади очень хорошо характеризуют то, к чему идет наша молодежь. И будущее нашей молодежи, пока существует нынешний режим, мне представляется очень страшным.

Alla [ 21.01 03:25 ] Скажите, а все разговоры про обмен с Бутом — это все домыслы, или действительно есть какая-то серьезная информация?

По-моему, это анекдот.

Юлия [ 21.01 02:14 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Скажите, ваша семья иудейская или православная?

Православная.

Олег [ 21.01 02:08 ] Здравствуйте. Как Вы относитесь к коммунистам? Ведь ваш сын был комсомольским активистом, заместителем секретаря комитета ВЛКСМ института, а будучи миллиардером финансировал КПРФ. Вы хотите возрождения коммунизма и СССР? Михаил Борисович этого хотел, поддерживая КПРФ деньгами?

К людям, которые искренне верили в коммунистические идеалы, я отношусь с жалостью. Я достаточно здравый человек, чтобы нормально относиться к коммунизму. Естественно, я его никогда не принимала, но на сына я не давила. Мы с мужем считали, что он сам во всем разберется. И он разобрался.

Каждый человек имеет право финансировать любую партию. Помогать надо всем партиям, чтобы была политическая конкуренция. Я не слышала, чтобы сын финансировал КПРФ.

Сергей [ 20.01 15:54 ] Как Вы думаете, почему, хорошо понимая каким образом разбогател Ваш сын, другие крупные предприниматели, имеющие влияние на Путина, активно не защитили его в свое время? Почему сегодня бизнес по-прежнему молчит?

Потому что трусы. Потому что эти люди не видят свою жизнь и жизнь своих потомков в этой стране. Они сейчас накапливают капитал, который позволит их детям и внукам жить где-то вдали от России. Если бы они думали, что их потомки должны жить в этой стране и жить по-человечески, то они бы боролись с этим страшным режимом.

П.Георгиев [ 20.01 14:07 ] Марина Филипповна, как Вам кажется, какие хорошие и какие плохие человеческие качества приобрел и потерял Ваш сын Михаил в тюрьме?

Плохих качеств я у него не заметила. Наоборот, считаю, он в тюрьме только приобрел что-то очень важное. Он стал добрее, мудрее, стал более философски смотреть на жизнь, потому что работа в бизнесе отнимала все его мысли, время и силы. Тогда не было времени думать о чем-то возвышенном, гуманитарном. А сейчас сын мне говорит, что получает третье гуманитарное образование. Два технических у него уже есть, а сейчас он получает третье – гуманитарное, благодаря тому, что много читает, размышляет, пишет.

Павел [ 20.01 13:47 ] Здравствуйте, Марина Филипповна! Учитывая Ваш большой трудовой стаж на предприятии на обычной не руководящей должности в советское время, считаете ли Вы что многомиллиардные состояния в короткие сроки вообще возможно нажить честным путем?

Я не понимаю слова «нажить». Я понимаю, что когда человек очень много работает, взваливая на себя колоссальный труд по поднятию целой отрасли, нефтяной отрасли, которая в 90-е годы находилась в упадке и контролировалась бандитами, этот труд должен оплачиваться. Но это не значит, что у него в кармане лежит сколько-то миллиардов. Все это – стоимость компании. А на свою жизнь Миша брал, пусть мне поверят, очень скромно. Только то, что покрывало расходы его семьи, причем очень умеренные. Ни шуб, ни бриллиантов, ни чего-то дорогостоящего в семье у него нет и не было.

Антон [ 20.01 13:13 ] Здравствуйте! Считаете ли Вы операцию по "отъему" ЮКОСа чисто экономическим бандитизмом? Каковы реальные возможности Вашего сына в конкурентной политической борьбе с его нынешними оппонентами? Каков Ваш прогноз развития внутриполитического развития в ближайшие два года? Заранее благодарен!

1. Не только экономическим, но и политическим. 2. Он не собирается заниматься политикой. 3. Все будет зависеть от нас, от народа. Как народ захочет, так и будет. И как скоро что-то может поменяться, тоже зависит от нас. Грядут очередные выборы – можно в один день поменять многое, если люди этого захотят. А если они будут сидеть дома и писать в блогах о своих хороших намерениях, все так и будет, как сейчас.

Евгений [ 20.01 12:52 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Хочу в первую очередь выразить Вам огромное уважение и сочувствие. Как Вы считаете, что должно произойти в стране, чтобы сменился существующий режим? Неужели до сих пор мало? Что должен сделать обычный россиянин для этого? Чем может обычный россиянин, как я, помочь Вашему сыну и лично Вам? Спасибо. Держитесь.

Помочь возможно только если поменять нынешний режим. Люди должны объединяться. Когда идут на выборы, должны смотреть, за кого они голосуют. Это единственный способ поменять страшный режим, который у нас есть. Тогда все, кто неправедно осужден, будут на свободе.

Написать Мише можно, и письмо имеет шансы дойти, но вся переписка прочитываются цензорами, а их мало, они не успевают. Сын пытается отвечать всем, но времени, особенно во время процесса, часто просто не остается.

Сергей [ 20.01 12:28 ] Сын Михаила Ходорковского, Ваш внук, живет в Америке. У него есть опасения не жить в России? Каково отношение к Вам со стороны гос.органов в повседневной жизни, есть ли невнимание, придирки, неуважение, ущемление?

Перед самым арестом, когда Миша уже предполагал, что его могут арестовать, он попросил сына не приезжать в Россию, хотя у того уже был билет в Москву, он собирался вернуться сюда после окончания колледжа. И этот билет Бостон – Москва у него висит на стенке до сих пор. Мой внук очень бы хотел вернуться в свою страну, но сейчас этого нельзя делать, потому что наши компетентные органы всегда найдут способ, как воздействовать на отца через сына.

А в повседневной жизни мы с гос.органами, слава богу, не сталкиваемся. Так что все хорошо. Мы живем очень изолированно.

Грант [ 20.01 11:56 ] Добрый день, Марина Филипповна! Как Вы считаете, если бы сегодня на скамье подсудимых помимо Вашего сына, находились также Березовский, Гусинский, Абрамович, Смоленский, Чубайс и иные, кто был прямо замешан в "приватизации государства" (т.е. всех ведущих предприятий и накоплений населения), это было бы справедливо?

Я считаю, что никто не должен находиться в тюремном заключении. Потому что все, что они делали, делали в рамках того законодательства, которое тогда существовало. И никто из них не нарушал никаких правил, написанных в законе. А если законов не было, то каждый поступал так, как он мог поступать. Тем не менее, я не считаю, что кто-то из перечисленных Вами людей должен сидеть в тюрьме. Если люди были не правы, их надо было поправить, судить за то, что впоследствии законы изменились, нельзя.

Алексей [ 20.01 11:26 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Как вы считаете, какова цель того, что происходит с вашим сыном и кому это нужно?

Отъем собственности, запугивание бизнеса нужно тем, к кому бизнес перешел.

Алексей [ 20.01 11:51 ] Добрый день, Марина Филипповна! Я бы очень хотел пожелать Вам терпения и стойкости — Вам, Вашему сыну, Вашему супругу, всей Вашей семье. Скажите, ведь Вы не сомневаетесь, что добро и здравый смысл возобладают?

Хочется на это надеяться.

Николай [ 20.01 04:02 ] Здравствуйте, Мария Филипповна. Искренне выражаю Вам свое сочувствие и уважение, что воспитали сильного человека. Мне 22 года. Наблюдая за тем, что происходит в данной ситуации, возникает полнейшее отвращение нашей власти в целом как явления. Михаил Борисович сегодня — культовая фигура, ориентир и пример для всех людей, и в особенности для молодых людей, того, как, не сгибаясь, бороться с ржавой системой. Как Вы считаете, будет ли Ваш сын в будущем, после освобождения (уверен, скоро он выйдет на свободу), заниматься политической деятельностью, ведь столько людей готовы его поддержать?

После ухода из бизнеса (после 45 лет) он планировал заниматься образовательными программами, чем уже и занимался в проекте «Открытая Россия».

Ферт [ 20.01 11:12 ] Добрый день! Давайте предположим, в следующем году после выборов будет объявлена амнистия и Ваш сын выйдет на свободу. Предположим. Как вы считаете, то, что он будет делать на свободе — будет правильно?

А что он, Вы думаете, будет делать? Если ему дадут возможность реализовать себя, он будет реализовывать себя в том, в чем он и хотел себя реализовать после 45 лет, - заниматься образованием молодежи.

Александр Абдрахимов [ 20.01 09:46 ] Марина Филипповна, как вы считаете, имеет ли смысл бороться и затрачивать значительные усилия на обустройство России с негарантированным результатом или все-таки имеет смысл сосредоточиться на своей семье и уехать работать и жить в страну, где жизнь ценится и есть большой шанс самому прожить ее по-человечески? Спасибо.

Каждый принимает решение, которое считает для себя наилучшим. Сын считает, что надо преображать свою страну.

Ирина [ 20.01 10:23 ] Марина Филипповна, относясь с огромным уважением к стойкости и принципиальности Михаила Ходорковского, хочу спросить, по Вашему мнению, почему он не уехал из страны, чтобы избежать тюрьмы? Не мог ли он, будучи свободным, совершить больше действий, направленных на реализацию его собственных представлений о жизни страны? Спасибо.

Миша всегда говорил: почему я должен уезжать из своей родной страны? Я тут никому ничего плохого не сделал. Это был его выбор – остаться на родине.

Павел [ 20.01 10:19 ] Здравствуйте! Скажите, а Вы верите в промысел божий о нас, в частности, что выпавшие страдания мы несем заслуженно по своим грехам? Или Вы считаете, что в страданиях Вас и Вашего сына виноваты Путин, судья и т.д.? И вообще, верите ли Вы и Ваш сын в бога нашего и Святую Троицу?

Я не являюсь настолько религиозным человеком, чтобы обсуждать такие вещи. Я считаю, что на Земле все делают люди. Если бы были какие-то высшие силы, они бы не могли допустить такого безобразия.

Бедретдинов Роман [ 20.01 09:29 ] Уважаемая Марина Филипповна! Совершенно чудовищно просидеть в тюрьме даже часть того срока, который назначен Михаилу Борисовичу. Тем не менее, хочу задать принципиальный вопрос: Вы считаете несправедливым сам факт осуждения сына (по первому делу) или избирательность российского правосудия?

Осуждать за несовершенные преступления – преступно.

Роман [ 20.01 08:54 ] Марина Филипповна! Дай Вам бог здоровья и душевных сил дождаться сына. Очень надеюсь, что это произойдет уже в наступившем году. Как Вы относитесь к господину Путину В.В. как к политику и как к человеку, чьему-то сыну, мужу, отцу?

Я отношусь к нему так же, как он относится к моему сыну.

Александр Мескин, Питтсбург, США [ 20.01 07:51 ] Здравствуйте, Марина Филипповна! Во-первых, хочу Вам с Борисом Моисеевичем пожелать стойкости и мужества и поблагодарить Вас за то, как Вы воспитали Вашего сына. Немногие сделают выбор между реальной несвободой и жизнью в роскоши, но с запретом въезда в свою родную страну. Теперь вопрос: хотели бы Вы увидеть всех ваших гонителей на скамье подсудимых, а потом (в случае решения Басманного суда и за решеткой) или бы вы больше обрадовались развитию событий по африкано-южноамериканскому варианту, когда диктатор и группа поддержки бегут из страны? Конечно, в моем вопросе есть ирония (заранее извините, если она вас ранит), но все-таки есть ли у вас чувство мести ко всем этим людям?

Не хочу сказать, что я бы этого хотела, но я считаю, что так должно быть. Мерзавцы должны быть наказаны сообразно своим преступлениям по ЗАКОНУ!

Александр [ 20.01 06:39 ] Здравствуйте, уважаемая Марина Филипповна! Я очень Вам сочувствую! Вопрос у меня такой. Ведь у Михаила с учетом нового приговора уже есть право на условно-досрочное освобождение. Почему бы им сейчас не воспользоваться?

У него было такое право еще несколько лет назад, в Чите. Тем не менее, УДО ему не дали. Я думаю, и сейчас не дадут.

Вячеслав [ 19.01 20:18 ] Какова Ваша роль в процессе защиты Вашего сына? Можете ли Вы реально ему помочь? Что Вы испытываете, когда видите на телеэкране/в газетах людей, которые расправляются над Михаилом Борисовичем?

Моя роль заключается в том, что когда меня приглашают какие-то значимые люди из разных государств, я туда еду и рассказываю то, что есть на самом деле. В этом состоит моя помощь Мише. Когда вижу его на экране и в газетах, очень больно смотреть. Больно смотреть, когда человека, который мог бы сделать для своей страны немало, во всяком случае, значительно больше многих тех, кто сейчас у власти, ведут в наручниках и сажают в этот аквариум. Даже вне зависимости от того, что это мой сын. На любого неправедно осужденного человека больно смотреть, поверьте.

Для осуществляющих расправу хочу справедливого, законного суда и наказания.

Павел [ 19.01 19:54 ] Здравствуйте, Марина Филипповна. Часть российской и иностранной общественности считает, что после такого приговора ваш сын и его деловой партнер Платон Лебедев оказались вне правового поля. Власть поставила их за скобки закона. Как вы относитесь к выдвижению Платона и Михаила в качестве лауреатов на Нобелевскую премию мира за правозащитную деятельность?

Да, они находятся вне правового поля, потому что никакого суда, я считаю, не было. Был разыгран спектакль по заранее намеченному сюжету. А в отношении Нобелевской премии я не могу ничего сказать, это не мне решать, я не знаю, какие там существуют правила. И потом, я никогда не думала об этом.

Источник: www.khodorkovsky.ru


«Друзья, сейчас очень важный момент в истории России».






Более двух десятков сторонников российской оппозиции провели в Нью-Йорке пикет солидарности с демонстрантами, вышедших в понедельник на Триумфальную площадь в Москве в защиту свободы собраний.


По словам одной из организаторов акции, драматурга Натальи Пелевиной, «после событий конца декабря не собраться здесь было просто невозможно». Она, в частности, напомнила о «шокирующем для многих» приговоре Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву и об аресте 31 декабря оппозиционных политиков, участвовавших в акции «Стратегии-31».

«Я не люблю выражение «закручиваются гайки, – сказала корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Пелевина, – но создается ощущение, что «жестить» в отношении оппозиции начинают все больше и больше. Быть в оппозиции становится все опаснее, а между тем, сейчас – самое время для оппозиции проявить себя. Потому что, если сейчас хоть на сантиметр отступить, то последствия для страны будут самые страшные».

Среди участников пикета на одной из главных площадей города – Юнион-Сквер, с конца 19 века являющейся традиционным местом проведения различных манифестаций, – был сын Михаила Ходорковского Павел, адвокат Павел Ивлев, руководитель Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб и другие политэмигранты. Вдова Александра Литвиненко Марина сказала корреспонденту «Голоса Америки», что она присоединилась к акции в защиту 31-й статьи российской Конституции, так как считает, что «это право всех людей – и в Москве, и в Лондоне, и в Нью-Йорке – свободно выражать то, что они думают».

«Даже если эта акция выглядит мирно и безопасно, я надеюсь, что она приблизит тот момент, когда исполнятся наши надежды – это и свобода Ходорковского, и мое право добиться суда – то есть, надежды на соблюдение наших прав», – добавила Марина Литвиненко. [...]

Следующую акцию сторонники российской оппозиции в США намерены провести в Вашингтоне. Наталья Пелевина надеется, что там к ним присоединятся некоторые конгрессмены.

По материалам: www.khodorkovsky.ru

воскресенье, 23 января 2011 г.

«Сегодня в СМИ прозвучали сообщения Национального бюро Интерпола в России...»



Заявление защиты Михаила Ходорковского.

«Сегодня в СМИ прозвучали сообщения Национального бюро Интерпола в России «о том, что в Великобритании возбуждено уголовное дело по факту отмывания денег гражданином, напрямую связанным с компанией ЮКОС и ее руководством». В отсутствие какой-либо дополнительной официальной информации об этом можно только предположить, что неожиданная пиаровская «активность» российских правоохранительных органов является не чем иным, как очередной попыткой представить в черном свете дело ЮКОСа на фоне сильной негативной реакции международной общественности на позорный для России обвинительный приговор Хамовнического суда по делу бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского.


Начиная с 2003 года прокуратурой РФ неоднократно направлялись запросы о правовой помощи в иностранные государства по так называемому делу ЮКОСа. Все попытки правоохранительных органов получить документы или экстрадировать бывших сотрудников ЮКОСа в РФ провалились. Отказ в сотрудничестве по делу ЮКОСа был неоднократно продемонстрирован Великобританией, Испанией, Кипром, Лихтенштейном, Литвой, Италией, Германией, Израилем, Швецарией и другими странами. Все отказы в предоставлении правовой помощи России объяснялись в том числе политической мотивированностью преследования по данному делу.

Один из последних таких отказов был сделан по делу об экстрадиции одного из бывших сотрудников ЮКОСа Владислава Карташова. 21 января 2011 года Высокий Суд Кипра принял решение отклонить апелляционную жалобу прокуратуры и утвердить раннее принятое судебное решение об отказе в экстрадиции Владислава Карташова в РФ. В данном решении также подтверждена политическая мотивированность преследования людей по делу ЮКОСа.

Таким образом, до настоящего времени ни один человек, связанный с ЮКОСом, который находится за пределами РФ и в отношении которого ведется экстрадиция, не был выдан в Россию.


Источник : www.khodorkovsky.ru

пятница, 21 января 2011 г.

«Мы не теряем надежду»




«Schaffhauser Nachrichten», Ульрих Швайцер, 18.01.2011


Жену русского олигарха представляешь себе иначе. Инна Ходорковская не носит золотых украшений, она – скромно одетая женщина с большими темными глазами.

Ее дочь Анастасия очень на нее похожа, так же, как и на своего отца Михаила Борисовича Ходорковского, который недавно был приговорен к новому тюремному сроку по итогам очередного судебного процесса (см. номер SN за 28 декабря). В общей сложности он должен провести за решеткой 14 лет. Его арестовали в 2003, это значит, что на свободу он выйдет только в 2017 году.

Российская прокуратура обвинила Михаила Ходорковского и его партнера Платона Лебедева в «краже» 218 млн тонн нефти. Сам процесс, приговор, а также предшествовавшие решению суда высказывания главы правительства Владимира Путина («Вор должен сидеть в тюрьме») критиковали по всему миру, в том числе, глава Госдепа Хиллари Клинтон, представитель по вопросам внешней политики ЕС Кэтрин Эштон и правозащитная организация Amnesty International.

«Приговор и процесс показали, как далеко еще России до правового государства. Здесь власть сильнее права», - говорит Петер Франк, эксперт по России германского отделения Amnesty International . - «Россия должна соблюдать Европейскую конвенцию по правам человека!» В целом Amnesty International оценивает процесс как несправедливый. Возможности защиты ограничивалась, а ее свидетели не были услышаны. По словам Ходорковского и Лебедева, на них <свидетелей> оказывалось давление с целью добиться обвинительных показаний. «Новые обвинения появились в тот момент, когда оба фигуранта уже отсидели большую часть срока по первому приговору и могли рассчитывать на досрочное освобождение», - комментирует Франк. Многое свидетельствовало о том, что процесс был политически мотивирован. «Приговор, публично вынесенный премьером Владимиром Путиным до решения суда, это открытое давление на судебную власть», - уверен эксперт. Amnesty International добивается независимой экспертизы обвинений, предъявлявшихся Ходорковскому и Россия должна соблюдать Европейскую конвенциюу в обоих процессах.

Правительство США высказало «озабоченность в связи с обвинениями в многочисленных нарушениях в ходе процесса, а также в связи с использованием правовой машины в нечистых целях». Об этом заявил пресс-секретарь президента США Барака Обамы Роберт Гиббс. Он обвинил российскую

правоохранительную систему в «откровенно избирательном правоприменении» в деле Ходорковского и Лебедева. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила: «Я разочарована приговором Михаилу Ходорковскому и жестокостью избранного наказания. Сохраняется ощущение, что политический мотив сыграл в этом процессе не последнюю роль. Это противоречит неоднократно звучавшей с российской стороны приверженности созданию правового государства». Жесткая критика также звучала из уст германского уполномоченного по правам человека Маркуса Лёнинга, назвавшего этот процесс «фарсом»: «Это не было справедливым судебным разбирательством». Задачей было предостеречь всех, кто неудобен, кто выступает за свободу и соблюдение законности в России. «Я считаю этот приговор произволом», - комментирует Лёнинг, который был очевидцем судебного процесса.

Тем временем приговор этот затронул не только бывшего главу российского нефтяного концерна ЮКОС, но и его семью. Ульриху Швайцеру удалось пообщаться с его женой Инной Ходорковской и дочерью Анастасией.

- Инна, адвокаты Михаила Борисовича обжаловали приговор. Как вы оцениваете вероятность того, что он будет пересмотрен?

- Вероятность всегда существует. Мы будем использовать любую возможность и не теряем надежду, хотя этот процесс многим напомнил показательные процессы тридцатых годов. Наша задача как семьи – любыми средствами затормозить этот каток, под который попал мой муж.

- Как освещался приговор в российских СМИ?

- Проправительственные, государственные СМИ пытаются замолчать все, что связано с процессом. Не упоминают о нем ни слова. Однако независимые телеканалы и радиостанции, которые отстаивают свободу слова, говорят об этом постоянно. Четыре дня, пока судья Данилкин читал приговор, включения шли каждые пол часа. Свободная пресса, как «Новая газета», в которой сейчас работает Анастасия, публикует репортажи в каждом выпуске. В своем новогоднем обращении президент Дмитрий Медведев говорил о «добросердечности и любви», но к судьбе моего мужа он остается нем и безучастен.

- Как можно его заставить открыто высказать свою позицию?

- Пока мы сидим по домам и критикуем на кухне, ничего не изменится. Если другие страны заявят Медведеву официальный протест, это подействует. Любой гражданин или гражданка могут потребовать такой ноты от своего правительства или выступить с самостоятельным обращением. И чем их больше, тем лучше. Это заставит понервничать российскую власть и окажет на нее давление. Тогда она вынуждена будет среагировать.

- Из средств массовой информации у нас на Западе сложилась такое представление о Ходорковском: это человек, который серьезно рисковал, приобрел большое состояние и все потерял. Он мог уехать из России, но принял решение остаться. Что за личность Михаил Борисович?

(Инна думает и вздыхает )

- Если бы он родился в порядочной, нормальной стране, как например Швейцария, этого никогда бы не случилось… Но России нужны люди, готовые положить свою жизнь на алтарь ради преодоления прошлого. Мой муж незаурядный человек, всегда был таким. Он химик по образованию и думает научно. Ему важно, чтобы все шло четко, чисто и прозрачно, как химический опыт, если угодно. Его руководящие принципы – честность, открытость и ответственность. Именно поэтому он так хочет, чтобы Россия стала правовым государством, именно поэтому за несколько дней до ареста он открыто заявил, что скорее пойдет за решетку, чем уедет из страны. Но Россия оказалась не готова к такой рациональности и прозрачности, поэтому Михаил сейчас там, где он есть.

Анастасия Ходорковская: На Западе возможно, не знают, что уже в нескольких километрах от Москвы многие люди живут в ужасающих условиях. Мой отец хотел помочь этим людям, дать им путь к развитию и образованию, дать надежду на лучшую жизнь. Даже будучи в тюрьме, он пытался развивать образовательные программы, но это ему запретили, боялись, что он подстрекает людей против правительства. А ведь право на образование закреплено в уставе ООН!

Инна Ходорковская: Весь мир знает о финансовом успехе Михаила, но почти никому не известны его идеи, которые за этим стояли. Он хотел, чтобы люди в России жили лучше. За десять лет до своего ареста он основал школу, которая существует по сегодняшний день – Коралово. Она не для вундеркиндов, ее задача дать шанс в жизни сиротам. Этот интернат здравствует и поныне, там живут и учатся двести детей, оставшихся без родителей. Благодаря этому многие из них имеют возможность продолжить образование. Задумано все было более масштабно, но в нынешних обстоятельствах осуществить это невозможно (она печально улыбается). Школа в Коралово благодарна за любую поддержку: ее адрес в интернете.

- Как вы поддерживаете контакт с мужем?

- Во время процесса нам не разрешали разговаривать. В зале суда мы только могли обменяться улыбками и коротко помахать рукой. В московском СИЗО на всю семью приходились три часа посещений в месяц. Полтора часа для родителей, остальное время для нас с детьми. Нас разделяла стеклянная перегородка, а разговаривали с помощью микрофона и громкоговорителя. Телефонные звонки и электронные письма не разрешены. В лагере мы имеем право на трехдневное свидание каждые три месяца, в маленьком убогом бараке для посещений.

- Где вы черпаете силы, чтобы справляться с такой ситуацией?

- Мы должны держаться… Да и вы знаете, Михаил – оптимист. Это позволяет ему не терять мужества, и нам тоже. Он пытается выжать максимум из любой ситуации. Поэтому мы просто обязаны быть такими же сильными и смелыми как он.


Источник : www.khodorkovsky.ru

четверг, 20 января 2011 г.

«Дело Ходорковского - это историческое событие нашего времени»




Борис Акунин: «Вся история Михаила Ходорковского важна потому, что она совершенно черно-белая. И со временем разница между черным и белым становится все естественнее, она помогает обществу и мне восстановить простые и ясные нравственные ориентиры. Потому что эта история в некотором роде классическая. Это история о том, кто такой герой, кто такой не герой. Что такое образец достойного поведения, что такое образец гадкого поведения, как себя вести в той или иной ситуации. Чем больше проходит времени, тем большее количество людей это понимает».


Людмила Улицкая: «Главный внутренний конфликт нашего разговора заключался в том, что я полагала, что власть в России очень сильна, а Ходорковский считал, что государство у нас слабое. Я была этой точкой зрения очень поражена – за глотку держат всю страну, как же слабое? Потому что я путала репрессивные возможности государства с его силой. Это разные вещи. И благодаря Михаилу Борисовичу я эту разницу для себя уяснила».

Леонид Парфенов: «Не нужно быть сторонником самого знаменитого зэка, чтобы понимать, что дело Ходорковского это историческое событие нашего времени. Оно индикатор едва ли не всех общественно-политических процессов в стране. Разумеется, выход на свободу – который когда-то же случится – будет для всех означать смену одной эпохи на другую».

Вадим Клювгант: «Я позавчера последний раз общался с тем соавтором, которого здесь представляю, он по-прежнему лучезарно улыбается и просит всех не унывать. Всем передает слова поддержки от себя и, конечно же, глубочайшей признательности. Потому что для него это событие. Когда эта книга вышла, еще шел процесс и читали приговор в эти дни. И на фоне того, что читалось <в суде>, было видно, как его поддерживает и питает выход этой книги».


Источник: www.khodorkovsky.ru

В поддержку Ходорковского и Лебедева вышли в Тель-Авиве




Во вторник, 18 января, под окнами посольства Российской Федерации в Тель-Авиве прошла акция в поддержку Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и других политических заключенных, находящихся в российских тюрьмах.

По словам организаторов акции, тот факт, что демонстрация проходила в день, когда на Ближний Восток прибыл президент России Дмитрий Медведев, был случайным совпадением.

Акция в Тель-Авиве была малочисленной – организаторы искали единомышленников, создав в социальной сети Facebook (Causes) англоязычное сообщество "Free Khodorkovsky and Lebedev". Израильтян в этом сообществе немного. Наша редакция получила уведомление о проведении манифестации лишь за несколько часов до начала мероприятия.

За демонстрантами из окон посольства наблюдали сотрудники российского дипломатического ведомства, которые не отправились вместе с коллегами в Иерихон для встречи президентской делегации. Один из них фотографировал участников акции.

Никакими конфликтами с представителями израильских властей демонстрация не сопровождалась. Сотрудники пограничной охраны и полиции, вызванные посольством РФ, побеседовали с организаторами демонстрации и пожелали им удачи.


Источник : www.khodorkovsky.ru





«В первую очередь — месть»



                                                                            WikiLeaks — для «Новой газеты»: как вице-премьер Сечин воевал за иностранные активы ЮКОСа





Mazeikiu Nafta Сечину так и не достался


14 января британская BP и российская «Роснефть» объявили о создании стратегического партнерства — компании будут совместно осваивать месторождения в Арктике, а также, чтобы подчеркнуть серьезность и долговечность сотрудничества, обменяются акциями: BP получит 9,53% акций «Роснефти» (второй по величине пакет после государства), а «Роснефть», в свою очередь, — 5% акций BP и станет ее крупнейшим акционером.




Несмотря на огромные прогнозные ресурсы арктических месторождений, требующие многомиллиардных инвестиций, экономические мотивы этой сделки вторичны по сравнению с политической составляющей, что в общем-то подтвердил и Владимир Путин. «За одного битого двух небитых дают» — так российский премьер охарактеризовал сделку главе BP Роберту Дадли. Понять скрытый месседж Путина (британец вряд ли разбирается в премудростях русского фольклора) помог вице-премьер и председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин, объяснивший выбор стратегического партнера в том числе и тем, что у BP есть опыт ликвидации экологических аварий. Глава BP также отметил, что идея обмена акциями принадлежала именно Сечину — главному проводнику энергетической политики Кремля. Это, казалось бы, незначительное замечание крайне важно для понимания скрытых мотивов сделки и времени ее оглашения.

Если составить имиджевый рейтинг нефтяных компаний, то нынешние стратегические партнеры (с учетом событий последнего года) вряд ли займут в нем лидирующие позиции. BP до сих не отмылась от нефтяного пятна в Мексиканском заливе, а у «Роснефти» дела с имиджем — особенно в глазах западных партнеров — всегда были плохи: за границей госкомпанию, похоже, никто не воспринимает иначе, как экспроприатора распиленных активов ЮКОСа. Потому неудивительно, что решение о стратегическом партнерстве было оглашено вслед за приговором суда по второму делу Ходорковского и новостями о возможных санкциях Европарламента к чиновникам, виновным в преследовании опального олигарха (кстати, как отмечают европейские депутаты, Сечин с Путиным также могут войти в черный список).

В этом контексте нынешние партнеры нашли друг друга: британцы получают доступ к огромным месторождениям в Карском море, поправляют свою репутацию и рухнувшую после экологической аварии капитализацию, а «Роснефть» как бы легализует «дело ЮКОСа» и приговор Ходорковскому, потому что после взаимного обмена акциями BP де-факто станет совладельцем бывших активов ЮКОСа.

Идея подобной сделки не случайно приписывается именно Игорю Сечину. Сегодня в рамках нашего проекта с WikiLeaks мы публикуем депеши американских дипломатов, объясняющие, как проходила принудительная национализация ЮКОСа, какую роль в этом сыграл нынешний вице-премьер и какие геополитические технологии использовал при этом Кремль.

Распил опальной нефтяной империи проходил примерно по одной схеме, которой можно присвоить кодовое название — «Байкалфинансгрупп». В 2004 году эта никому не известная контора приобрела самый ценный актив ЮКОСа — «Юганскнефтегаз». О бенефициарах приобретателя знал только тогдашний президент Владимир Путин, заявивший журналистам, что это — физические лица, долго работающие в энергетической сфере. Кто такие эти физлица, узнать так и не удалось: буквально в тот же день «Байкалфинансгрупп» была куплена государственной «Роснефтью» за 10 000 рублей.




Но дело в том, что империя ЮКОСа не ограничивалась пределами России, и схема «Байкалфинансгрупп» не работала там, где заканчивалась юрисдикция Кремля. Например, ЮКОС вместе с литовским правительством с 2002 года владел единственным НПЗ Прибалтики — Mazeikiu Nafta. После того как у ЮКОСа начались проблемы, НПЗ стал привлекательным куском для тех, кто эти проблемы ЮКОСу обеспечил. Вот что об этом сообщали американские дипломаты.

«7/28/2005 11.14. КОНФИДЕНЦИАЛЬНО. Посольство в Вильнюсе. Рассекретить: 07/27/2015. ТЕМА: КОМУ ДОСТАНЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫЙ НПЗ В ПРИБАЛТИКЕ?

С высокой степенью вероятности ЮКОС вскоре может продать свой мажоритарный пакет акций единственного НПЗ Прибалтики. Несколько крупнейших нефтяных компаний мира выразили заинтересованность в приобретении доли ЮКОСа в Mazeikiu Nafta. <…> Согласно соглашению акционеров, правительство Литвы может наложить вето на кандидатуру потенциального покупателя. Правительство хотело бы продать крупнейший корпоративный актив Литвы западной или, по крайней мере, ориентированной на Запад компании, но контроль над поставками сырой нефти на НПЗ со стороны России дает ей возможность добиваться преимуществ для фирм, устраивающих Кремль.

Mazeikiu Nafta: основные факты

Mazeikiu Nafta (MN) представляет собой единственный НПЗ в Прибалтике. Помимо самого завода компании принадлежат нефтяной портовый терминал в Бутинге на побережье Балтийского моря и трубопровод Бирзаи, соединяющий НПЗ с трубопроводом в Беларуси, по которому на завод осуществляются поставки сырой нефти из России. MN является крупнейшим промышленным предприятием Литвы и генерирует примерно 10% ВВП страны. <…> ЮКОС является мажоритарным акционером MN, владея 53,7% его акций через компанию, зарегистрированную в Нидерландах. Правительство Литвы является еще одним крупным акционером (пакет составляет 40,6%). Остальные 5,7% акций активно торгуются на бирже Вильнюса <…>.

По всей видимости, ЮКОС готов к продаже

Yukos International UK BV приобрела MN у (американской компании) Williams International в 2002 г. В марте прошлого года налоговые и правовые проблемы ЮКОСа в России стали отрицательно сказываться на его способности снабжать MN объемами нефти, предусмотренными его соглашением с правительством Литвы. Почувствовав, что MN скоро будет выставлен на продажу, высокопоставленные руководители ряда крупнейших нефтяных компаний мира, включая ТНК-BP, «Газпром», «КазМунайГаз», PKN Orlen, ЛУКОЙЛ и ConocoPhillips, посетили Литву в мае-июне. Ни ЮКОС, ни правительство Литвы не объявляли о дате продажи.

Но не без согласия правительства Литвы

<…> Заместитель министра экономики Нериюс Эйдукявичюс, являющийся одновременно членом правления MN, сообщил нам, что соглашение акционеров MN дает представителям правительства Литвы в правлении равные полномочия с мажоритарным акционером по всем основным вопросам. В частности, это означает, что ЮКОС обязан получить согласие правительства Литвы на любые сделки стоимостью свыше 10 млн литов (3,4 млн долларов США), что фактически дает правительству Литвы право вето на продажу мажоритарного пакета ЮКОСа. <…>

Чего хочет правительство Литвы?

Заместитель министра Эйдукявичюс сообщил нам, что правительство Литвы планирует пересмотреть с потенциальным покупателем некоторые технические соглашения, связывающие правительство Литвы, MN и нового мажоритарного акционера. Он дал понять, что правительство Литвы предпочло бы компанию, желающую эксплуатировать MN таким образом, который учитывал бы интересы правительства Литвы — в основном обеспечивая бесперебойные поставки сырой нефти на НПЗ. 8. Вилемас (советник премьер-министра Литвы по вопросам энергетики. — Р. А.) высказался аналогично, заявив, что правительству Литвы нужен покупатель, который обеспечит бесперебойные поставки нефти, но подчеркнул, что им также нужна компания с «западным стилем» управления. Он сказал, что MN достиг успехов под руководством ЮКОСа, которое расширило возможности MN по производству различных видов нефтепродуктов и открыло для него новые рынки. Он также отметил, что ТНК-BP была бы предпочтительным выбором для правительства Литвы в качестве покупателя MN <…>.

Фактор России

Доктор Гитарас Науседа , аналитик отрасли <…>, сообщил нам, что Правительство России обладает значительным влиянием на процесс выбора покупателя MN. Он подчеркнул, что, поскольку Россия контролирует поставки нефти, любой не устраивающий Кремль покупатель может столкнуться с весьма реальной перспективой быть отрезанным от поставок. 11. Науседа также сообщил нам, что недавнее письмо российского правительства правительствам Нидерландов и Литвы с требованием заморозить активы ЮКОСа в связи с налоговыми обязательствами этой компании в России, скорее всего, является замаскированной угрозой, нацеленной на то, чтобы отпугнуть любых нероссийских покупателей. Правовой статус этих запросов в настоящий момент неясен, однако на прошлой неделе правительство Литвы заявило, что письмо получено и юристы изучают его возможные правовые аспекты. По его мнению, не было совпадением то, что письма голландскому и литовскому правительствам последовали вскоре за заявлением «Газпрома» о том, что он планирует расширять свои нефтяные интересы. <…>

Комментарий

Правительство Литвы столкнулось с серьезной дилеммой. Его лидеры хотят, чтобы акции ЮКОСа приобрела фирма, ориентированная на Запад. Однако если Россия решит оказать все доступное ей давление в интересах «Газпрома» или какой-либо иной российской компании, любому другому потенциальному покупателю будет крайне сложно убедить правительство Литвы в том, что он сможет гарантировать поставки нефти, необходимые для нормального функционирования Mazeikiu Nafta».

Однако письма российского правительства, равно как намеки прекратить поставки нефти на НПЗ, не повлияли на Литву, чиновники которой, видимо, решили, что лучше понести убытки и отчасти лишиться российской нефти, чем отдавать стратегически важный завод близким Кремлю компаниям. И в мае 2006 года государственный тендер на покупку Mazeikiu Nafta выиграл польский холдинг PKN Orlen.

И после этого началось самое интересное. Дело в том, что до 2006 года литовский НПЗ снабжался российской нефтью двумя путями — морем из Приморска через терминал в Бутинге и по трубопроводу «Дружба», построенному еще в советское время. Но после того как стало известно о результатах тендера, на участке нефтепровода «Дружба», через который шла нефть в Литву, внезапно случилась авария. Что скрывалось за этой техногенной бедой и кто ее инициировал, мы узнаем из депеш американских дипломатов.

«8/30/2006 12.24. Посольство в Москве. КОНФИДЕНЦИАЛЬНО. Рассекретить: 08/29/2016. ТЕМА: РОССИЙСКАЯ НЕФТЬ ДЛЯ ЛИТВЫ — СМЕСЬ БИЗНЕСА И МЕСТИ.

Как это часто бывает в отношениях России с ее соседями и бывшими советскими товарищами, решение Москвы прекратить поставку сырой нефти на литовский НПЗ Mazeikiu Nafta (MN) после аварии на трубопроводе «Дружба» 29 июля выглядит как результат геополитической мести, смешанной с обычными коммерческими соображениями. Хорошая новость заключается в том, что теперь у русских осталось мало инструментов для того, чтобы еще больше ухудшить положение (например, прекратить поставки из Приморска в Бутинге), и НПЗ вряд ли остановится. Плохая новость — в том, что завод, по всей видимости, будет терять прибыль до тех пор, пока схема поставок нефти на MN в очередной раз не изменится.

В первую очередь — месть

После прекращения поставок российской нефти на MN по нефтепроводу «Дружба» мы побеседовали с представителем ТНК-BP (имя вычеркнуто по соображениям безопасности. — Р. А.). Его компания является одним из крупнейших экспортеров нефти в России. Он заявил, что, несмотря на проигрыш заявки ТНК-ВР на покупку MN в пользу компании PKN Orlen, в мае-июне прошлого года ТНК-BP предложила продавать Orlen примерно 180 000 баррелей в сутки <…>, и это предложение полностью устраивало «Транснефть». Затем в начале июля Игорь Сечин, председатель совета директоров «Роснефти» (еще одной российской компании, заявка которой проиграла в ходе покупки MN) и замглавы администрации президента, позвонил Герману Хану, исполнительному директору ТНК-BP, с вопросом о том, был ли подписан договор на поставку нефти. Выяснив, что договор не подписан, Сечин «дал указание» ТНК-BP (через Хана) отозвать свое предложение, что она и сделала. В разговоре от 29 августа представитель ЛУКОЙЛа (имя вычеркнуто по соображениям безопасности. — Р. А.) подтвердил нам, что Сечин в качестве представителя Кремля был заинтересован в прекращении поставок и что ЛУКОЙЛ и ТНК-BP по-прежнему испытывали давление, призванное помешать им заключить договоры с MN на поставку нефти по трубопроводу. 3. В беседах с представителями [нашего] посольства 22 августа Гинтаутус Сюлис и Миниюс Самуйла из посольства Литвы охарактеризовали закрытие трубопровода как политическое решение, принятое на «очень высоком уровне» с тем, чтобы заставить Orlen отозвать свою заявку на покупку MN, которая ожидает утверждения со стороны ЕС предположительно в октябре. Несмотря на все это, Сюлис и Самуйла выглядели сдержанно оптимистично в отношении того, что проблема с поставками нефти будет вскоре разрешена в интересах Литвы. Сюлис предположил, что русские в результате могут отступить из-за опасений закрытия литовцами железнодорожной ветки в Калининград (под предлогом ремонта). Как только литовские официальные лица стали намекать на проблемы с железной дорогой, Сюлис заметил изменения в поведении русских, добавив, что, «имея дело с русскими, всегда добиваешься лучших результатов, когда ведешь переговоры с позиции силы». Он отметил, что этой железнодорожной веткой пользуются не только российские гражданские лица — она также критически важна для снабжения российских военных, расквартированных в Калининградской области.

Коммерческие соображения

На протяжении последних нескольких лет Россия стремится избегать экспорта через транзитные страны. <…> из ЛУКОЙЛа предложил этому довольно убедительное объяснение. Нефтепровод «Дружба» был построен явно скорее в политических целях, чем в каких-либо еще, однако <…> отметил, что в советские годы этот нефтепровод был более экономически оправдан, чем теперь. Сейчас каждая расположенная на пути нефтепровода страна получает транзитные платежи, что сильно снижает привлекательность этого маршрута для российских экспортеров. <…> Это совпадает с тем, что мы узнали от многочисленных российских нефтяных компаний — экспортировать из Приморска элементарно дешевле, чем из балтийских портов, вследствие более низких транзитных ставок «Транснефти». 6. После прекращения поставок нефти начали циркулировать слухи о том, что Кремль может «приказать» российским грузоотправителям прекратить танкерную доставку по маршруту Приморск — Бутинге для того, чтобы полностью лишить MN российской нефти, но эти слухи оказались необоснованными. <…> утверждает, что «Кремль не оказывает абсолютно никакого давления, направленного на прекращение поставок нефти из Приморска». Наши контактные лица в литовском посольстве подтверждают, что танкерные поставки из Приморска до нефтяного терминала Бутинге в Литве не прекращались, и они сомневаются, что правительство России будет вмешиваться в дела частных российских грузоотправителей. <…>

Комментарий

С учетом исторических аспектов работы этого нефтепровода и MN неудивительно, что месть, судя по всему, играет не последнюю роль в процессе восстановления пропускной способности «Дружбы», и мы не исключаем, что Сечин может по крайней мере попытаться запретить российским экспортерам направлять свой груз через Приморск. Примечательным моментом этой истории является та степень, в которой Сечин и его интересы оказались неспособными остановить снабжение литовского НПЗ российскими компаниями/трейдерами, придерживающимися практики поставок на условиях f.o.b. (то есть морем. — Р. А.). MN может с тем же успехом, пусть и дороже, закупать баррели из нероссийских источников, а ведущие международные нефтяные компании не готовы согласиться на контракты, исключающие Бутинге, — оба этих факта дают Литве и Orlen рычаги для защиты от любых российских требований, которые могут составлять подоплеку ситуации. При правильных условиях способность России использовать энергию как оружие (даже при наличии политической воли) ограничена». <…>

Если верить источникам американских дипломатов из нефтяных компаний, «указание» Сечина прекратить поставки по нефтепроводу «Дружба» на литовский НПЗ было дано задолго до аварии: как говорил представитель ТНК-ВР, Сечин звонил Хану в начале июля, а авария случилась только 29 июля. Если, конечно, председатель совета директоров «Роснефти» не обладал даром предвидения, то, скорее всего, расчет был направлен на то, что польский холдинг, выигравший тендер на покупку НПЗ, но лишившийся львиной доли поставок, сам откажется от сделки, даже не дождавшись одобрения Евросоюза. Но литовцы ответили с позиции силы, пригрозив закрытием железной дороги, и тут ресурсы Кремля оказались ограниченными: закрывать Приморский порт для нефтетрейдеров они не решились. Хотя и этому «бессилию» могли быть свои финансовые объяснения.

Как бы в Кремле ни хотели получить контроль над бывшим юкосовским активом, но закрыть для трейдеров Приморск значило лишить поставок и компанию Геннадия Тимченко Gunvor (иначе как потом объяснять, почему другу Путина экспортировать можно, а другим нет?). В 2006—2007 годах доля Gunvor в торговле через Приморск была самой большой в сравнении с другими поставщиками.

Нефтепровод «Дружба» до сих пор не починен, зато Gunvor продолжает успешно возить нефть на литовский НПЗ из Приморска в Бутинге и с каждым годом только наращивает объемы. Потому что соседям можно грозить сколько угодно, но до тех пор, пока это не касается интересов тех физических лиц, работающих в сфере энергетики, о которых знает один Владимир Путин.

Роман Анин
Источик : ttp://www.novayagazeta.ru/            


«Час вопросов» о Ходорковском




Права человека в России - предмет беспокойства европарламентариев.


"Радио Свобода", 19.01.2011

В Страсбурге во вторник в рамках пленарного заседания Европарламента состоялся традиционный "час вопросов". Глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу отвечал на вопросы евродепутатов, которые интересовались, в частности, и мнением Баррозу относительно ситуации с правами человека в России, - сообщает корреспондент Радио Свобода Виктор Онучко.

Вопрос задал руководитель фракции "Альянс демократов и либералов за Европу", бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт. Напомнив о суде над бывшими руководителями компании "ЮКОС" Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, Верхофстадт также изложил ситуацию с арестом в Москве 31 декабря оппозиционного лидера Бориса Немцова – во время разрешенного властями митинга.

Баррозу заверил европейских депутатов, что уважение принципов правового государства – это основа отношений Евросоюза с Россией. По его словам, ЕС рассчитывает, что "Москва будет выполнять свои обязательства в области прав человека", и намерен "внимательно следить за ситуацией" в России.

Явно неудовлетворенный ответом, Ги Верхофстадт обратился к председателю Европарламента Ежи Бузеку с предложением срочно обсудить эту проблему. "Мы не должны молчать только потому, что имеем важные для нас торговые отношения с Россией", - подчеркнул европейский парламентарий.


Источник : http://www.khodorkovsky.ru/

Банальность беспредела


Россия привыкла жить по принципу “Каждому свое”

Приговор по “второму делу” Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, разумеется, стал главным событием ушедшего года в российской политике и не мог не сопровождаться сотнями комментариев. Главный их пафос состоит в том, что он полностью дискредитировал отечественную судебную систему, поставил крест на модернизационной программе президента Д.Медведева, указал на всевластие В.Путина и авторитарно-диктаторский характер российской власти.


Все это так, но настораживает то, что большая часть комментаторов критикуют российские практики так, как будто никогда не имели (или по сей день не имеют) к ним отношения. Мы гневно обличаем российскую судебную систему, делая вид, что не пользовались и не пользуемся ее пороками. Мы клеймим коррупцию, притворяясь, что не решаем своих больших и малых проблем коррупционными методами. Мы плачем по утраченным надеждам на модернизацию, как если бы когда-то верили в то, что она возможна в стране с таким качеством элиты и такими принципами подбора руководящих кадров.

Михаил Ходорковский — человек безусловно принципиальный и сильный духом и потому заслуживает глубокого уважения. Но большая часть его деятельности прошла под влиянием очевидного заблуждения, суть которого состояла в том, что он считал бизнес и политику в России чем-то различным. Между тем в этой стране нет более доходного бизнеса, чем политика, и нет ничего более политического, чем бизнес.

В бизнесе Михаил Борисович далеко не во всем и далеко не всегда был, скажем так, корректен — но почему-то предположил, что в политике царят другие нравы. Все, что случилось позже, показало: политика в России — это поле для куда большего рейдерства, чем бизнес, и против успешного политика-рейдера не существует никаких методов борьбы. Именно никаких — и юридических прежде всего.

Ходорковский не понял этого — и с достойным восхищения упорством выстроил судебный прецедент, который не может быть разрешен без угрозы краха путинскому режиму. Он действовал так, как будто находился в рамках хотя бы отчасти здоровой политической системы, в которой такая борьба за законность способствует ее дальнейшему оздоровлению. Но Россия не такова. Здесь победить рейдера — значит разрушить систему. Поэтому Михаил Ходорковский будет находиться там, где он сейчас находится, ровно столько, сколько Владимир Путин будет стоять на вершине российского политического олимпа. Это жестоко и, может быть, несправедливо, но это так.

Борьба за свободу и права Ходорковского обречена вне контекста широкой борьбы за оздоровление российского общества — а происходящее в нем сейчас очень напоминает то, что было описано великим социальным философом Ханной Арендт в ее знаменитой книге “Банальность зла”. Там было показано, как в Германии 1930-х годов евреи активно помогали нацистам выявлять своих собратьев, описывать их имущество и раскрывать их тайные адреса отчасти в надежде, что повиновение обеспечит безопасность, отчасти руководствуясь алчными интересами или стремлением выслужиться перед новыми властителями. Итог всем известен.

В нашей стране в последние годы сформировалась ситуация, в которой противостоять властям не просто опасно (что было бы еще полбеды — история знает массу примеров отчаянной борьбы с диктатурами), но и просто невыгодно. Предприниматели и обыватели куда проще и эффективнее могут решать возникающие проблемы неформальным образом на индивидуальном уровне, чем формально менять правила игры посредством коллективных действий. В создании условий, обесценивших эти коллективные действия, основа системы Путина. В грязную игру вовлечена большая часть общества, и оно все более и более лишается возможности трезво взглянуть на самое себя и приступить к столь необходимому самоочищению.

Сложившийся в России режим основан на культивировании беспрекословного подчинения, на преклонении перед богатством и успехом (которые в нашем сознании слиты воедино, как ни в какой другой стране) вне зависимости от того, каким путем они были достигнуты.

За последние десятилетия в стране не стало больше порядка, чем в 1990-е: просто беспорядок и произвол перестали восприниматься обществом как нечто противное его идеалам и принципам.

Завершилась десоветизация сознания, а вместе со старыми принципами ушло и ощущение неправомерности и несправедливости неравенства. Jedem das Seine — этот лозунг не хуже смотрелся бы сейчас на стенах Кремля, чем в свое время на воротах Бухенвальда. И проблема в том, что с ним остаются внутренне согласны как те, кто выносит жестокие приговоры, так и те, кто искренне выступает в защиту несправедливо осужденных.

Дело Ходорковского не разделило страну, как бы этого ни хотели многие либералы. Да, существенная часть россиян искренне считает вынесенный приговор предвзятым и несправедливым. В то же время большинство не высказывается против сложившейся системы в целом. Налицо раздвоение сознания, неготовность воспринимать действительность такой, как она есть. Нынешний российский режим — это проблема для всех россиян, но так приятно полагать, что тебя она не касается и, вероятно, не коснется.

Может быть, в этой банализации беспредела в современной России и есть нечто успокаивающее. Но уж точно в ней нет ничего, что вызывало бы долговременный оптимизм.


По материалам : Московский Комсомолец № 25546 от 18 января 2011 г.