check24

пятница, 21 января 2011 г.

«Мы не теряем надежду»




«Schaffhauser Nachrichten», Ульрих Швайцер, 18.01.2011


Жену русского олигарха представляешь себе иначе. Инна Ходорковская не носит золотых украшений, она – скромно одетая женщина с большими темными глазами.

Ее дочь Анастасия очень на нее похожа, так же, как и на своего отца Михаила Борисовича Ходорковского, который недавно был приговорен к новому тюремному сроку по итогам очередного судебного процесса (см. номер SN за 28 декабря). В общей сложности он должен провести за решеткой 14 лет. Его арестовали в 2003, это значит, что на свободу он выйдет только в 2017 году.

Российская прокуратура обвинила Михаила Ходорковского и его партнера Платона Лебедева в «краже» 218 млн тонн нефти. Сам процесс, приговор, а также предшествовавшие решению суда высказывания главы правительства Владимира Путина («Вор должен сидеть в тюрьме») критиковали по всему миру, в том числе, глава Госдепа Хиллари Клинтон, представитель по вопросам внешней политики ЕС Кэтрин Эштон и правозащитная организация Amnesty International.

«Приговор и процесс показали, как далеко еще России до правового государства. Здесь власть сильнее права», - говорит Петер Франк, эксперт по России германского отделения Amnesty International . - «Россия должна соблюдать Европейскую конвенцию по правам человека!» В целом Amnesty International оценивает процесс как несправедливый. Возможности защиты ограничивалась, а ее свидетели не были услышаны. По словам Ходорковского и Лебедева, на них <свидетелей> оказывалось давление с целью добиться обвинительных показаний. «Новые обвинения появились в тот момент, когда оба фигуранта уже отсидели большую часть срока по первому приговору и могли рассчитывать на досрочное освобождение», - комментирует Франк. Многое свидетельствовало о том, что процесс был политически мотивирован. «Приговор, публично вынесенный премьером Владимиром Путиным до решения суда, это открытое давление на судебную власть», - уверен эксперт. Amnesty International добивается независимой экспертизы обвинений, предъявлявшихся Ходорковскому и Россия должна соблюдать Европейскую конвенциюу в обоих процессах.

Правительство США высказало «озабоченность в связи с обвинениями в многочисленных нарушениях в ходе процесса, а также в связи с использованием правовой машины в нечистых целях». Об этом заявил пресс-секретарь президента США Барака Обамы Роберт Гиббс. Он обвинил российскую

правоохранительную систему в «откровенно избирательном правоприменении» в деле Ходорковского и Лебедева. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила: «Я разочарована приговором Михаилу Ходорковскому и жестокостью избранного наказания. Сохраняется ощущение, что политический мотив сыграл в этом процессе не последнюю роль. Это противоречит неоднократно звучавшей с российской стороны приверженности созданию правового государства». Жесткая критика также звучала из уст германского уполномоченного по правам человека Маркуса Лёнинга, назвавшего этот процесс «фарсом»: «Это не было справедливым судебным разбирательством». Задачей было предостеречь всех, кто неудобен, кто выступает за свободу и соблюдение законности в России. «Я считаю этот приговор произволом», - комментирует Лёнинг, который был очевидцем судебного процесса.

Тем временем приговор этот затронул не только бывшего главу российского нефтяного концерна ЮКОС, но и его семью. Ульриху Швайцеру удалось пообщаться с его женой Инной Ходорковской и дочерью Анастасией.

- Инна, адвокаты Михаила Борисовича обжаловали приговор. Как вы оцениваете вероятность того, что он будет пересмотрен?

- Вероятность всегда существует. Мы будем использовать любую возможность и не теряем надежду, хотя этот процесс многим напомнил показательные процессы тридцатых годов. Наша задача как семьи – любыми средствами затормозить этот каток, под который попал мой муж.

- Как освещался приговор в российских СМИ?

- Проправительственные, государственные СМИ пытаются замолчать все, что связано с процессом. Не упоминают о нем ни слова. Однако независимые телеканалы и радиостанции, которые отстаивают свободу слова, говорят об этом постоянно. Четыре дня, пока судья Данилкин читал приговор, включения шли каждые пол часа. Свободная пресса, как «Новая газета», в которой сейчас работает Анастасия, публикует репортажи в каждом выпуске. В своем новогоднем обращении президент Дмитрий Медведев говорил о «добросердечности и любви», но к судьбе моего мужа он остается нем и безучастен.

- Как можно его заставить открыто высказать свою позицию?

- Пока мы сидим по домам и критикуем на кухне, ничего не изменится. Если другие страны заявят Медведеву официальный протест, это подействует. Любой гражданин или гражданка могут потребовать такой ноты от своего правительства или выступить с самостоятельным обращением. И чем их больше, тем лучше. Это заставит понервничать российскую власть и окажет на нее давление. Тогда она вынуждена будет среагировать.

- Из средств массовой информации у нас на Западе сложилась такое представление о Ходорковском: это человек, который серьезно рисковал, приобрел большое состояние и все потерял. Он мог уехать из России, но принял решение остаться. Что за личность Михаил Борисович?

(Инна думает и вздыхает )

- Если бы он родился в порядочной, нормальной стране, как например Швейцария, этого никогда бы не случилось… Но России нужны люди, готовые положить свою жизнь на алтарь ради преодоления прошлого. Мой муж незаурядный человек, всегда был таким. Он химик по образованию и думает научно. Ему важно, чтобы все шло четко, чисто и прозрачно, как химический опыт, если угодно. Его руководящие принципы – честность, открытость и ответственность. Именно поэтому он так хочет, чтобы Россия стала правовым государством, именно поэтому за несколько дней до ареста он открыто заявил, что скорее пойдет за решетку, чем уедет из страны. Но Россия оказалась не готова к такой рациональности и прозрачности, поэтому Михаил сейчас там, где он есть.

Анастасия Ходорковская: На Западе возможно, не знают, что уже в нескольких километрах от Москвы многие люди живут в ужасающих условиях. Мой отец хотел помочь этим людям, дать им путь к развитию и образованию, дать надежду на лучшую жизнь. Даже будучи в тюрьме, он пытался развивать образовательные программы, но это ему запретили, боялись, что он подстрекает людей против правительства. А ведь право на образование закреплено в уставе ООН!

Инна Ходорковская: Весь мир знает о финансовом успехе Михаила, но почти никому не известны его идеи, которые за этим стояли. Он хотел, чтобы люди в России жили лучше. За десять лет до своего ареста он основал школу, которая существует по сегодняшний день – Коралово. Она не для вундеркиндов, ее задача дать шанс в жизни сиротам. Этот интернат здравствует и поныне, там живут и учатся двести детей, оставшихся без родителей. Благодаря этому многие из них имеют возможность продолжить образование. Задумано все было более масштабно, но в нынешних обстоятельствах осуществить это невозможно (она печально улыбается). Школа в Коралово благодарна за любую поддержку: ее адрес в интернете.

- Как вы поддерживаете контакт с мужем?

- Во время процесса нам не разрешали разговаривать. В зале суда мы только могли обменяться улыбками и коротко помахать рукой. В московском СИЗО на всю семью приходились три часа посещений в месяц. Полтора часа для родителей, остальное время для нас с детьми. Нас разделяла стеклянная перегородка, а разговаривали с помощью микрофона и громкоговорителя. Телефонные звонки и электронные письма не разрешены. В лагере мы имеем право на трехдневное свидание каждые три месяца, в маленьком убогом бараке для посещений.

- Где вы черпаете силы, чтобы справляться с такой ситуацией?

- Мы должны держаться… Да и вы знаете, Михаил – оптимист. Это позволяет ему не терять мужества, и нам тоже. Он пытается выжать максимум из любой ситуации. Поэтому мы просто обязаны быть такими же сильными и смелыми как он.


Источник : www.khodorkovsky.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий