check24

суббота, 29 декабря 2012 г.

Верховный суд разбирается с УДО Лебедева в порядке надзора





Из Вельского суда запрошены материалы для проверки

Сегодня защитники Платона Лебедева получили (для сведения) нижеследующее письмо из Верховного суда, в котором судья Шурыгин испрашивает из Вельского суда материалы для проверки. При этом, поясняют адвокаты, какого-либо решения о возбуждении надзорного производства пока нет.

Напомним, что с надзорной жалобой на отказное решение судьи Распопова защита Платона Лебедева обратилась в ВС РФ

«Решения об отказе в УДО были явно произвольными»

Комментарий адвоката Владимира Краснова: "Ни одно из направлений борьбы Платон Лебедев не оставляет без внимания, ни одно нарушение закона и его прав - без последствий. За 9,5 лет в ходе его и Михаила Ходорковского карательного, политически мотивированного преследования "правоохранители" много чего нагородили. "Авгиевы конюшни" "басманного правосудия" должны быть и будут вычищены".


Председателю Верховного Суда РФ
Лебедеву В.М.
Адвокатов
Краснова В.Н.

Мирошниченко А. Е.

В защиту П.Л.Лебедева

Надзорная жалоба
(в порядке ст.ст. 402-404 УПК РФ)

Постановлением Вельского районного суда Архангельской области от 27 июля 2011 года было отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении П.Л. Лебедева. Кассационная жалоба защиты на это постановление была оставлена без удовлетворения определением Судебной коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда от 16 сентября 2011 года. Указанные судебные акты были обжалованы в надзорном порядке в Президиум Архангельского областного суда. Судья Атабиев А.Д. своим постановлением от 8 августа 2012 года, также как и и.о. Председателя областного суда Буньков В.Г. решением от 26 сентября 2012 года в возбуждении надзорного производства отказали (копии судебных решений прилагаются).

Важнейший аргумент надзорных жалоб состоял в том, что по жалобе П.Л.Лебедева в связи с отказом в его условно-досрочном освобождении Конституционный Суд РФ вынес Определение от 1 марта 2012 г. №274-О-О, в котором подтверждено несоответствие применения норм права в конкретном деле их конституционно-правовому истолкованию. Несмотря на общеобязательность решений Конституционного Суда РФ на любой стадии уголовного судопроизводства, в решении и.о. Председателя Архангельского областного суда от 26.09.2012 г. с надуманной ссылкой на ст.415 УПК РФ указано, что Президиум областного суда в перечень субъектов, обладающих правом возбуждения надзорного производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, не входит (с.2 абз. 6 решения). В соответствии с нормой ч.1ст.415 УПК РФ к таким субъектам отнесен прокурор. Антиконституционная позиция органов прокуратуры в этом деле проявилась и в том, что они сделали все, чтобы этим своим правом, которое является обратной стороной их надзорной обязанности, не пользоваться. В соответствии с ч.5ст.415 УПК РФ пересмотр судебных актов в порядке надзора при наличии оснований, предусмотренных ст.413 УПК РФ (которое – наличие – будет обосновано ниже), осуществляется Президиумом Верховного суда РФ по представлению Председателя Верховного суда РФ. Именно поэтому настоящая жалоба направляется в адрес Председателя Верховного суда РФ.

Считаем указанные судебные акты незаконными, принятыми вопреки нормам закона, их толкованию Конституционным Судом РФ и судебной практике Верховного суда РФ и подлежащими отмене в надзорном порядке.

Правовую базу рассмотрения ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (далее УДО) составляют соответствующие нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного кодексов РФ, основанных на Конституции РФ. Исключительное право толкования этих, как и всех других норм законодательства на предмет соответствия Конституции РФ принадлежит Конституционному Суду РФ (ст.125 Конституции РФ). При этом в силу положений ст.ст.6, 79 и 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ» его решения имеют обязательное значение для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти. Существенным основанием для отмены обжалуемых судебных актов является демонстративное игнорирование в них конституционно-правового истолкования Конституционным Судом РФ норм законодательства, которыми регулируется рассмотрение вопросов об УДО.

В постановлении от 27.07.2011 Вельский суд указал: «Детализируя положения ст.79 УК РФ, уголовно-исполнительное законодательство в ст.9 УИК РФ нормативно определяет понятие исправления, а в ст.175 УИК РФ законодательно закрепляет критерии, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания: частичное или полное возмещение причиненного ущерба, раскаяние в совершенном деянии, иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного» (с.3 абз. посл. - с.4 абз.1). На этом основании суд отказал в удовлетворении ходатайства об УДО, указав на «отсутствие намерений Лебедева П.Л.» к погашению гражданского иска в «добровольном порядке» (с.5 абз. посл.), а также, что Лебедев «в содеянном не раскаивается» (с.6 абз.2).

Судебная коллегия Архангельского областного суда с указанными утверждениями согласилась и от себя добавила следующее: «По смыслу ст.175 УИК РФ основаниями для применения условно-досрочного освобождения являются сведения о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного» (с.6 абз. 6). И далее: «Вопреки доводам осужденного и его представителей, сделанный на основании совокупности обстоятельств по делу вывод суда (первой инстанции) об отсутствии раскаяния Лебедева П.Л. в преступлениях, за совершение которых он отбывает наказание по вступившим в законную силу приговорам, нарушением закона не является и права осужденного на защиту не ущемляет» (с.7 абз.6 кассационного определения).

Судьи, рассматривавшие дело в надзорном порядке, вообще отказались от анализа аргументов жалоб, ограничившись голословным утверждением о правильности выводов судов первой и кассационной инстанций.

Таким образом, по мнению этих судов, норма ч. 1 ст. 175 УИК РФ по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства якобы позволяет и даже предписывает отказывать в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, если осужденный не признает вину, не раскаивается в содеянном и не возмещает добровольно установленный приговором ущерб, т.е. не соглашается с ним (приговором) и в этой части, а отказ в УДО на основании отсутствия раскаяния – соответствует закону.

Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ, при рассмотрении вопроса об УДО суд обязан исходить из того, что «в силу признанного в правовом государстве принципа законности преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются уголовным законом в данном случае - частями первой - пятой статьи 79 УК Российской Федерации, согласно которым достаточными основаниями для условно-досрочного освобождения лица, отбывающего наказание, являются признание его судом не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания...и фактическое отбытие указанной в законе части наказания» (Постановление от 27 февраля 2003 года N 1-П, Определение от 20 февраля 2007года №110-О-П).

При этом Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 21 апреля 2009г. №8 (в ред. постановления от 23 декабря 2010г. №31) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания…» в полном соответствии с предоставленным ему ст.126 Конституции РФ полномочием разъяснил, что при разрешении вопроса об УДО судам надлежит принимать во внимания только те обстоятельства, которые прямо указаны в законе.

Рассматриваемые в единстве эти установления высших судебных инстанций означают, что материально-правовой основой законного решения об УДО является именно Уголовный Кодекс РФ.

Общеобязательная правовая позиция по данному вопросу сформулирована Конституционным Судом РФ в Определении от 20.02.2007 г. №173-О-П: «Из положений части первой статьи 175 УИК Российской Федерации… не следует, что отсутствие в ходатайстве осужденного указания на те или иные сведения, в том числе на раскаяние в совершенном деянии, препятствует рассмотрению такого ходатайства или применению условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. Нет также оснований рассматривать эти положения как придающие непризнанию лицом своей вины в совершении преступления значение обстоятельства, исключающего условно-досрочное освобождение, - более того, по смыслу закона, основаниями, предопределяющими возможность или невозможность применения условно-досрочного освобождения, являются обстоятельства, характеризующие личность осужденного и его поведение после постановления приговора, в период отбывания наказания».

Постановление Вельского районного суда, оставленное в силе определением Судебной коллегии по уголовным делам и надзорными инстанциями Архангельского областного суда, основано на толковании нормы ч.1ст.175 УИК РФ, в соответствии с которым отказ лица от раскаяния и признания вины якобы не позволяет удовлетворить его ходатайство об УДО. Следовательно, суд придал норме части 1 статьи 175 УИК РФ «иной смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном производстве, чего в силу ст.ст. 118,125,126,127 и 128 Конституции РФ он делать не вправе» (Определение от 18.12.2007г. № 883-О-О).

В ходатайстве об УДО и судебных заседаниях П.Л. Лебедев и его адвокаты обосновывали неприемлемость такого подхода, в том числе в связи с продолжением законной процедуры обжалования приговоров, которые мы считали и считаем неправосудными, в надзорном порядке в Верховном Суде РФ и в ЕСПЧ. (Постановлением Председателя Верховного суда РФ В.М.Лебедева от 24 июля 2012 г. (дело №5-Д12-24) возбуждено надзорное производство по этим приговорам). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 февраля 1996 г. №4-П указал, что «лишение права оспаривать осуждение явно умаляет достоинство личности. Между тем в соответствии со статьей 21 Конституции Российской Федерации ничто не может быть основанием для его умаления». Из конституционно-правового смысла этой статьи вытекает недопустимость оказания давления на личность, ограничения права на защиту своего достоинства, охрана которого является обязанностью государства, обеспечивающего возможность каждому отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами. Однако суды под предлогом возможного положительного решения по УДО фактически понуждали П.Л. Лебедева к «раскаянию», т.е. к свидетельствованию против себя.

Особый цинизм понуждения П.Л. Лебедева к раскаянию, как условия возможного удовлетворения ходатайства об УДО, заключается в том, что, как установлено многочисленными и не опровергнутыми судебными решениями различных юрисдикций и заявлениями российских и международных организаций и общественных деятелей, уголовное преследование М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева является политически мотивированным. Сразу после вынесения приговора по так называемому «второму делу ЮКОСа» авторитетная международная организация Эмнести Интернейшенл (Amnesty International) признала их узниками совести. При таких обстоятельствах требования о свидетельствовании против себя и признании вины означали попытку добиться от П.Л. Лебедева демонстрации лояльности к действующей власти, по чьей злой воле он десятый год отбывает наказание за несовершенные преступления, что позволило бы, по их мнению, дезавуировать доказанный политический характер его уголовного преследования.

Таким образом, суды в обжалуемых решениях возможность реализации права П.Л. Лебедева на условно-досрочное освобождение увязывали с условием его свидетельствования против себя, что противоречит статье 51 Конституции РФ.

Учитывая такую антиконституционную, противоправную позицию судов, П.Л.Лебедев обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой. В ней ставился вопрос о несоответствии Конституции РФ нормы ч.1ст.175 УИК РФ. По жалобе гражданина Лебедева П.Л. Конституционный Суд РФ 1 марта 2012 года вынес Определение №274-О-О (прилагается). В нем Суд подтвердил ранее неоднократно сформулированную им позицию о том, что норма ч.1ст.175 УИК РФ, со ссылкой на которую были приняты обжалуемые решения, в ее конституционно-правовом истолковании не дает оснований судам рассматривать отсутствие в ходатайстве осужденного указания на те или иные сведения, в том числе на признание вины и раскаяние в совершенном деянии, как препятствие для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В этом решении Конституционный Суд РФ предписал судам общей юрисдикции «при решении вопроса о наличии оснований для условно-досрочного освобождения осужденного от отбывания наказания…применять часть первую статьи 175 УИК Российской Федерации с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении» (выделено нами). Таким образом, Конституционный Суд РФ признал, что в конкретном деле правы были П.Л. Лебедев и его защита, а не суды, отказавшие ему в УДО, и что по отношению к П.Л Лебедеву. норма ч.1ст.175 УИК РФ была применена вопреки выявленному ранее Конституционным Судом РФ общеобязательному смыслу.

Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. №274-О-О является новым обстоятельством (ст.413 УПК РФ). При этом днем открытия новых обстоятельств считается дата вступления в силу решения Конституционного Суда, т.е. в данном случае - 1 марта 2012 года.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2012 года №4-П сформулирована следующая общеобязательная позиция: «Юридической силой решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы и тем самым устраняется неопределенность в ее интерпретации с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации, обусловливается невозможность применения данной нормы (а значит, прекращение действия) в любом другом истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации. Иное – в нарушение статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации и части третьей статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» – означало бы возможность применения нормы в прежнем ее понимании, не соответствующем Конституции Российской Федерации и, следовательно, влекущем нарушение конституционных прав граждан, в том числе заявителя».

В Определении от 11.11.2008 N 556-О-Р Конституционный Суд сформулировал правовую позицию, определяющую юридические основания и конкретный механизм последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан. Согласно этой позиции, решение Конституционного Суда РФ, в котором норма признается соответствующей Конституции РФ лишь в определенном конституционно-правовом смысле, одновременно означает признание данной нормы не соответствующей Конституции РФ в другом – неконституционном смысле. Поэтому на такое решение распространяются юридические последствия признания нормы не соответствующей Конституции РФ, предусмотренные ч.2 ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Эта норма определяет последствия принятия решений Конституционного Суда Российской Федерации и устанавливает, что они в соответствии со статьями 15 (часть 1) и 76 (часть 3) Конституции РФ обладают приоритетом перед любым федеральным законом, распространяются на любые процессуальные стадии, а также на все виды судопроизводства, предусмотренные Конституцией РФ.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2012 года №4-П в этой связи подчеркнуто, что при таких условиях «пересмотр дела заявителя компетентным органом в обычном порядке» гарантируется. Применительно к нашему случаю это означает, что Председатель Верховного суда РФ (компетентный орган) в надзорном (обычном) порядке обязан гарантировать пересмотр дела Лебедева П.Л. (заявителя в Конституционный Суд РФ).

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2012 года №25-П в связи с жалобой ОАО «Транснефтепродукт» обоснованно констатируется, что «неисполнение либо ненадлежащее исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации, общеобязательность которых имеет конституционно-правовое основание, не только наносит ущерб интересам правосудия, но и подрывает у граждан доверие к судам и в целом к государству, обязанному признавать и защищать права и свободы человека и гражданина».

Следовательно, Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 года №274-О-О, установившее нарушение конституционных прав П.Л. Лебедева, должно быть воспринято судом надзорной инстанции при оценке правильности истолкования и применения норм материального и процессуального права в обжалуемых судебных решениях в качестве безусловного основания для их отмены (статьи 381, 382, 409,413 УПК РФ).

Указанное обстоятельство является существенным, фундаментальным, необходимым и достаточным основанием для удовлетворения настоящей жалобы. Другие основания носят дополнительный характер и состоят в следующем.

В постановлении Вельского районного суда констатируется, что за время нахождения в ФКУ ИК-14 П.Л. Лебедев законно наложенных взысканий не имел (с.5 абз. 1 и 2). Вместе с тем, суды первой и кассационной инстанций положили в основу обжалуемых решений указание на то, что за весь период нахождения в исправительных учреждениях до поступления в ФКУ ИК-14 УФСИН по Архангельской области к нему неоднократно применялись меры наказания. Вывод суда первой инстанции: Лебедев П.Л. «на протяжении длительного времени допускал нарушения установленного порядка отбывания наказания», хотя при этом справедливо констатируется, что «в настоящее время вышеуказанные взыскания погашены в установленном порядке» (с.6 абз.2 и с.4 абз. предпоследний постановления соответственно). Судебная коллегия в свою очередь указала, что «за весь период отбывания наказания поведение осужденного не было правопослушным, на протяжении длительного времени он систематически – 16 раз допускал нарушения порядка отбывания наказания» (с.7 абз.2 определения). Окончательный вывод суда кассационной инстанции: «Исходя из количества и характера допущенных осужденным нарушений, нельзя сделать вывод о том, что для своего исправления он не нуждается в дальнейшем отбывании наказания» (там же, абз.6). В постановлении судьи Атабиева А.Д. от 8 августа 2012 г. в этой связи указано: «Несмотря на то, что наложенные на Лебедева П.Л. взыскания погашены, суд обоснованно учел допущенные им нарушения в качестве данных, характеризующих его поведение» (с.3 абз.1).

Такой подход противоречит закону (ч.8 ст.117 УИК РФ) и судебной практике. В обзоре надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2006 год указывалось: «Ссылку судьи на то, что (лицо) имела взыскания и это характеризует ее как склонную к нарушению установленного порядка отбывания наказания, нельзя признать убедительной, поскольку нарушения совершены в другом исправительном учреждении и к моменту рассмотрения ходатайства являются погашенными, поэтому не могли быть учтены при принятии решения по делу» (БВС РФ 2007, №12, С.21).

Суды также попытались оправдать отклонение ходатайства об УДО тем, что П.Л. Лебедев якобы не возместил материальный ущерб по гражданскому иску, удовлетворенному Мещанским судом в 2005 г. Тем самым обжалуемые решения были вынесены вопреки фактическим обстоятельствам, подтвержденным документами, представленными защитой и исследованными в судебных заседаниях. Эти материалы доказывали, что по состоянию на день рассмотрения ходатайства об УДО все гражданские иски в отношении П.Л. Лебедева были полностью погашены за счет изъятия и реализации арестованного имущества. Кроме того, в приводившемся выше обзоре надзорной практики Верховного Суда РФ указывалось: «Что же касается доводов суда первой инстанции о том, что (лицо) не возместила причиненный ее действиями материальный ущерб, то данное обстоятельство не является препятствием для применения к ней условно-досрочного освобождения». На ту же тему в надзорном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 февраля 2007 года по делу № 2-ДО7-4 разъясняется: «Отказ в удовлетворении ходатайства С. об условно-досрочном освобождении по тем мотивам, что им не погашена большая сумма долга по исполнительным листам, не основан на законе». По смыслу Определения Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. №274-О-О, вынесенного по жалобе П.Л Лебедева., доводы Вельского районного и Архангельского областного судов об отсутствии у П.Л. Лебедева намерений к «добровольному возмещению» якобы причиненного ущерба, как об одном из оснований отказа в удовлетворении ходатайства о предоставлении ему УДО, не основаны на законе и противоречат конституционно-правовому истолкованию нормы ч.1ст.175 УИК РФ.

Суды в обжалуемых решениях, ссылаясь на сведения о личности П.Л., Лебедева, не привели ни одного обстоятельства, основанного на конкретной норме закона, которое препятствовало бы применению к нему условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания. Судебные решения в этой части содержат лишь голословные фразы, носящие необоснованно негативный характер. В то же время кассационная и надзорные инстанции оставили без внимания требование жалоб защиты дать оценку факту игнорирования судом первой инстанции объективной положительной характеристики СИЗО – 1 УФСИН России по г. Москве от 23 мая 2011 года (т.3 л.д.187), где П.Л. Лебедев содержался последние два года.
Суды проигнорировали приобщенные к материалам производства и исследованные в судебном заседании заявление Российской объединенной демократической партии Яблоко, диплом, подтверждающий, что по результатам опроса читателей «Новой газеты» Лебедев П.Л. признан «Человеком 2010 года», а также мнение более 1000 граждан в поддержку УДО П.Л., Лебедева, т.е. юридические факты, имевшие место после постановления приговора. Вопреки этим фактическим обстоятельствам в постановлении от 27 июля 2011 г. (с.3 1 абз.) суд согласился с заведомо ложным утверждением прокурора, что представленные в судебном заседании характеризующие П.Л. Лебедева сведения якобы «учтены при постановлении приговора».

Решения Вельского районного и Архангельского областного судов нарушили принцип правовой определенности. П.Л. Лебедев обоснованно полагал, что при рассмотрении его ходатайства об условно-досрочном освобождении будет применен подход, сформулированный Конституционным и Верховным Судами РФ, который в обжалуемых судебных актах был проигнорирован без объяснения мотивов и оснований для такого игнорирования. Решения об отказе в УДО, которое основано на заведомо ложном утверждении, что у П.Л. Лебедева имелись взыскания, которые на самом деле погашены, на том основании, что он не признал вину и не раскаялся, а также отказался в добровольном порядке погашать так называемый ущерб, были явно произвольными, что в итоге обусловило явную антиконституционность и незаконность обжалуемых судебных актов и основания для их отмены.

Подход Вельского районного и Архангельского областного судов к разрешению вопроса об УДО П.Л. Лебедева получил критическую оценку авторитетных специалистов и общественных деятелей, которые приводились в кассационной жалобе. В определении суда кассационной инстанции приведенные оценки отвергнуты со следующим обоснованием: «Не может служить основаниями для вмешательства (!?) в судебное решение и указанная авторами жалоб критическая оценка постановления суда первой инстанции политическими и общественными деятелями, а также представленная адвокатами оценка судебного решения региональной общественной организацией «Независимый экспертно-правовой совет», в котором выражено мнение о несоответствии выводов суда положениям ч.3ст50, ст.51 Конституции РФ и пар. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку данная оценка не основана на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств настоящего дела» (с.8 абз. посл. – с.9 1 абз.). Данное «обоснование», оставленное без изменений в надзорном порядке, свидетельствует только о том, что у судей не имелось законных аргументов для опровержения представленных П.Л. Лебедевым и его адвокатами и приобщенных в установленном порядке к материалам кассационного производства вышеуказанных документов, которые должны были быть оценены судом по правилам ст.ст. 15,17,85,88 УПК РФ (указанные материалы прилагаются).

Таким образом, исследованные в ходе судебных заседаний материалы доказывали, что к П.Л. Лебедеву на законных основаниях должно было быть применено условно-досрочное освобождение. Суды не опровергли на основе конкретных фактов и норм закона ни один аргумент защиты. Следовательно, в отношении П.Л. Лебедева допущено беззаконие, которое недопустимо в судебной системе правового государства.

Данный вывод подтверждает и заключение специалиста – доктора юридических наук, профессора Н.А. Лопашенко, полученное в установленном законом порядке, которое подлежит оценке судом надзорной инстанции в совокупности с другими материалами производства (адвокатский запрос и заключение прилагаются).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 21,46,50 и 51 Конституции России, конституционно-правовым истолкованием ст.79 УК и ч.1ст.175 УИК РФ, а также ч.2 ст.127, ст.ст.402-410,413 и 415 УПК РФ,

ПРОСИМ:

1. Удовлетворить данную надзорную жалобу и возбудить по ней надзорное производство.
2.Передать надзорную жалобу вместе с материалами производства в Президиум Верховного суда РФ.
3. Отменить постановление федерального судьи Вельского районного суда Архангельской области Распопова Н.М. от 27 июля 2011 года об отказе в применении к П.Л. Лебедеву условно - досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам от 26 сентября 2011 года и решения надзорных инстанций Архангельского областного суда от 8 августа и 26 сентября 2012 года как не основанные на законе.
4.Рассмотрение настоящей жалобы провести с нашим личным участием.

Приложения:

1.Ордера адвокатов на 2 л.
2.Копия постановления Вельского районного суда Архангельской области от 27 июля 2011 г. на 3 л.
3.Копия определения Судебной коллегии Архангельского областного суда от 16 сентября 2011 г. на 5 л.
4.Копия постановления судьи Архангельского областного суда Атабиева А.Д. от 8 августа 2012 г. на 2 л.
5.Копия решения и.о. Председателя Архангельского областного суда Бунькова В.Г. от 26 сентября 2012 г. на 1 л.
6.Копия Определения Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. №274-О-О на 9 л.
7.Копия Доклада Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека о результатах общественного научного анализа судебных материалов уголовного дела М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева (рассмотренного Хамовническим районным судом г. Москвы с вынесением приговора от 27.12.2010 г.) на 77 л.
8.Копия Рекомендаций Совета при Президенте Российской Федерации по итогам проведения общественной экспертизы по уголовному делу М.Б.Ходорковского и П.Л.Лебедева на 5 л.
9.Копия публикации в блоге «Новой газеты» от 14 сентября 2011 г. на 4 л.
1 0.Адвокатский запрос и заключение специалиста Лопашенко Н.А. на 40 л.

Адвокаты Краснов В.Н.


Мирошниченко А.Е.

7 декабря 2012 г.















Источник: Прессцентр Ходорковского

Комментариев нет:

Отправить комментарий