check24

четверг, 16 мая 2013 г.

«От конкретного человека требуется только, чтобы он не возражал против применения к нему акта амнистии»

Бизнес-омбудсмен Борис Титов возвращает в центр общественного внимания тему амнистии для предпринимателей. Инициативу, которой шаг до Госдумы, комментирует Вадим Клювгант.

В статье под заголовком «Борис Титов дошел с амнистией до Госдумы» сегодняшний «Коммерсант» написал о том, что бизнес-обмудсмен на будущей неделе внесет в Госдуму проект постановления об амнистии предпринимателей (как сообщалось ранее, концепцию этой амнистии представил Борису Титову около месяца назад председатель экспертного совета при омбудсмене Михаил Барщевский)

В начале коммерсантовской статьи отмечается, что сейчас никто не берется прогнозировать, как отреагирует на идею амнистии фракция «Единая Россия», «возможно, потому, что при такой амнистии на свободу выйдет и Михаил Ходорковский».

К концу статьи «тема Ходорковского» звучит вновь: «К нынешней инициативе экономической амнистии интерес в Кремле может проявиться в связи с тем, что ее инициаторы предлагают освобождение и по тем статьям УК, наказание по которым отбывает бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. В Госдуме и окружении омбудсмена воздерживаются от комментариев по этому поводу. В экспертном совете при омбудсмене надеются, что персона господина Ходорковского не станет препятствием для массовой амнистии. Косвенным подтверждением тому они считают сам факт того, что вопрос об амнистии поставлен омбудсменом при президенте».


Комментарий адвоката Вадима Клювганта:


Во-первых, дай бог успехов Борису Титову. Во-вторых, идея амнистии для предпринимателей (которых затолкали в тюрьмы и колонии столько, что это уже стало национальным бедствием) родилась, безусловно, не сейчас и не Барщевским впервые предложена. Этой идее как минимум года два. Это предложение вносилось Советом по правам человека при президенте РФ в пакете предложений по итогам общественной экспертизы Хамовнического приговора. Разработанный проект постановления Госдумы был положен на стол тогдашнему президенту страны. Но тогда, как мы знаем, это не привело ни к какому решению и движению. С тех пор актуальность этого вопроса, безусловно, не снизилась, поэтому если нынешняя попытка окажется удачной – что ж, это только приветствовать можно.

Я бы только хотел здесь подчеркнуть, что вопреки многочисленным досужим рассуждениям о том, что амнистия означает признание человека виновным или требует признания его вины – все это, конечно, не так. От конкретного человека, на которого распространяется амнистия, требуется только, чтобы он не возражал против применения к нему акта амнистии. То есть акт амнистии, в соответствии с нашим законом, вполне может быть применен и без признания вины и параллельно с этим актом амнистии осужденный может добиваться пересмотра своего дела, если он считает себя невиновным, а приговор неправосудным.


В сегодняшней статье «Коммерсанта», в частности, есть и такое утверждение: «На досрочное освобождение смогут рассчитывать только те, кто совершил преступления в сфере предпринимательства». В свое время Мосгорсуд попытался не увидеть в Ходорковском и Лебедеве предпринимателей, может ли это тема сейчас каким-то образом всплыть снова, уже в связи с планируемой амнистией?



Этот сюжет был связан с очередным продлением ареста, который Хамовнический суд в лице господина Данилкина осуществил непосредственно после вступления в силу закона, согласно которому нельзя арестовывать по обвинениям, связанным с предпринимательской деятельностью. И вот тогда, при обжаловании этого решения, Мосгорсуд сказал, что Ходорковский и Лебедев предприниматели в каком-то не том смысле. Но в каком «том» они не расшифровали, то есть им был известен какой-то тайный смысл предпринимательства, который якобы давал возможность именно этих людей держать под арестом в отличие от других предпринимателей. Но Верховный суд тогда расставил все по своим местам и отменил это незаконное решение Мосгорсуда (правда, решение ВС РФ состоялось тогда, когда срок продления уже истек – то есть это был безопасный во всех отношениях акт).

Если же говорить обо всем об этом в контексте амнистии, то здесь, безусловно, есть тревожный момент. Ведь если, допустим, постановление об амнистии выходит (что само по себе хорошо), то дальше это решение будет применяться администрацией колонии, если человек осужден к лишению свободу; или уголовно-исправительными инспекциями, если человек осужден не к лишению свободу; или следователем, если это дело, еще не дошло до суда. И соответственно, эти должностные лица будут принимать решение – распространяется ли данное постановление об амнистии на данного конкретного человека, и попадает или не попадает то или иное обвинение в сферу предпринимательской деятельности. И в этом смысле ассоциация с тем «замечательным» доводом, приведенным Мосгорсудом, она вполне уместна и не может не тревожить. То есть нельзя исключить, что какой-нибудь начальник колонии тоже сочтет, что предприниматель был предпринимателем в каком-нибудь не том смысле, и на этом основании придет к выводу, что на него амнистия не распространяется. А потом опять долгий путь обжалования и т.д. То есть когда вносятся четко не определенные критерии, то для того, чтобы избежать произвола, их нужно в том же акте, где они вносятся, и расшифровывать. В противном случае нельзя исключить, что такие явления будут возникать, в том числе и в целях избирательных репрессий или их продолжения.


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев осуждены Хамовническим судом по ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). Вообще, по этой статье не предпринимателей осуждают?


Статья 160 – целиком предпринимательская, если иметь в виду предпринимательскую деятельность в истинном смысле этого слова, а не в том, обставленном всевозможными рогатками, как это делается у нас последнее время в законодательстве. Если, например, посмотреть, сколькими рогатками они обставили введение так называемого запрета на возбуждение уголовных дел по предпринимательской деятельности без заявления потерпевшего, - то там практически мало что остается для применения этой нормы. Вот если так поступать, то в принципе можно дойти до того, что у нас вообще почти никто не предприниматель. Ну а если не извращать смысл предпринимательской деятельности, то, конечно, по ст. 160 УК РФ трудно себе представить какие-то иные сюжеты, не связанные с предпринимательской деятельностью. Да и вообще, не так много осужденных по ст. 160 УК РФ, чтобы еще ограничивать их какими-то дополнительными условиями.


Вторая статья Михаила Ходорковского и Платона Лебедева – это 174.1 УК РФ (легализация). Но она ведь намертво привязана к 160 УК РФ, так?


174 УК РФ не может существовать без предикатного (предшествующего. - ПЦ) преступления. Соответственно, ее судьба должна следовать судьбе основного обвинения. Тут ничего другого быть не может. И это тоже оговаривается, и насколько я помню, было оговорено в том первом проекте постановления об амнистии, которое легло на стол президенту Медведеву. Нынешние реализаторы этой идеи могут взять и посмотреть тот проект, все же публиковалось.



Источник: khodorkovsky.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий