check24

воскресенье, 27 апреля 2014 г.

Помиловать как Ходорковского

«По российскому законодательству любой осужденный может попросить президента о помиловании. Осужденные по этому [»болотному«] делу также могут это сделать, и их заявления будут рассмотрены». Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России

 

 

 Спасибо откровенному человеку Дмитрию Пескову — его четкое высказывание сделало окончательно понятным существо «болотного дела».

Ключевое слово в комментарии пресс-секретаря (т. е. как бы самого президента) к приговору, по-моему, «помилование». До конца прошлого года это было просто юридическое понятие, такое положение в законодательстве, власть им то ли пользовалась, то ли не очень, правозащитники слегка следили, но заметных сюжетов не возникало. Но состоялось помилование Михаила Ходорковского, которое сопровождалось, скажем так, необычными с точки зрения российских законов событиями (вроде стремительного вылета зека в Германию), — и смысл помилования изменился; теперь его нельзя рассматривать иначе как политическое высказывание президента.

Просите о помиловании, как это сделал осужденный Ходорковский, и темницы для вас рухнут, намекают, видимо, болотным осужденным официальные уста президента Путина, приравнивая болотных осужденных к Ходорковскому, а «болотное дело» — к делу ЮКОСа.
Как многим кажется, дело ЮКОСа началось с доклада о коррупции, который Ходорковский от имени РСПП в 2003 г. сделал Путину. Путин, отзываясь на этот доклад, сказал: «Роснефть«] госкомпания, которой нужно увеличить свои запасы, у которой запасов как бы не хватает. А некоторые другие нефтяные компании, как, например, компания ЮКОС, имеют сверхзапасы. Как она их получила — это вопрос в плане обсуждаемой сегодня нами темы». Всего через два года сверхзапасы ЮКОСа как бы компенсировали нехватку запасов «Роснефти».

Тогда Путин, как мне представляется, мог чувствовать нечто вроде недостаточности в области собственной легитимности — из-за того что на первые роли в государстве его выдвинул олигархат; антикоррупционное выступление Ходорковского могло, мне кажется, обострить это чувство. Наилучшим для Путина подтверждением своей президентской идентичности в такой ситуации стало бы дистанцирование от олигархата, что прекрасно и получилось решением независимого суда: зека-то максимально удален от президента.

Результаты думских выборов 2011 г. оставили сомнения в легитимности весьма у многих российских граждан, что вылилось в очень многолюдные стояния и хождения. Следом были президентские выборы — и слезы легитимной благодарности на щеках у Путина, вызванные резким холодным ветром. Болотный митинг 6 мая, накануне инаугурации, мне кажется, здорово ухудшил самочувствие Его Легитимности. Надо было дистанцироваться.
Ходорковский, как считалось, был личным, ну хорошо, пусть не врагом, но принципиальным противником президента Путина; надо полагать, теперь болотные осужденные также личные принципиальные противники президента Путина.


Источник: Ведомости

Комментариев нет:

Отправить комментарий