check24

воскресенье, 10 февраля 2013 г.

«Сегодня мы заходим в Верховный Суд "на второй круг"»

Хамовнический приговор, где «преступлением названо то, что им заведомо не является», обжалован защитой Ходорковского и Лебедева в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда


Комментарий адвоката Вадима Клювганта:


После подачи предыдущей жалобы защиты в Верховный Суд прошёл без малого год. Год судебной волокиты, отписок, уловок и прямой лжи. Год, потерянный для движения к справедливости и правосудию, к сохранению остатков доверия к суду. Самое страшное – это был ещё один, уже девятый, год заключения безвинно осуждённых по фальшивому приговору.

Сегодня мы заходим в Верховный Суд «на второй круг». Поскольку он второй, переадресовать нас с нашим неприятным вопросом Верховному Суду уже совсем некуда. И хочется, вопреки всему, надеяться, что хотя бы на десятом году этой расправы мы, наконец, увидим Суд.

Жалоба - документ процессуальный, дело - хотя и фальшивое, но огромное. Поэтому объём жалобы весьма велик, а язык специфичен. Для тех, кому будет нелегко её одолеть, но интересна суть позиции защиты, привожу её вкратце здесь.

Итак, главное: дело насквозь фальшивое, потому что отсутствует само основание уголовной ответственности - нет никакого преступления, предусмотренного уголовным законом. Подчеркну: речь не о том, что что-то не доказано. Речь о том, что в приговоре преступлением названо то, что им заведомо не является. И вот почему.

1. Суд в приговоре признал установленным, что:

- «потерпевшие» (нефтедобывающие «дочки» ЮКОСа) продавали добытую ими нефть по договорам и получили от её продажи выручку, не только покрывшую все их затраты, но и принесшую им прибыль (около 3 млрд. долларов США). Продавая нефть, «потерпевшие» действовали в соответствии с решениями своих уполномоченных органов управления, сформированных ЮКОСом как их акционером (сначала основным, потом единственным);

- право собственности на нефть переходило от продавцов («потерпевших») к покупателям (ЮКОС или его торговые компании). Суд в приговоре признал, что это установлено многочисленными решениями судов, вступившими в законную силу;

- ЮКОС экспортировал часть купленной у «потерпевших» нефти, понеся дополнительные затраты (экспортные налоги и пошлины, транспорт, страхование, фрахт и др.). В результате продажи части нефти на экспорт ЮКОС получил дополнительную прибыль;

- вся полученная ЮКОСом прибыль израсходована на увеличение объёмов и эффективности производства, а также на выплату дивидендов акционерам.

2. Признав установленными все эти факты, суд в приговоре сделал выводы, прямо им противоречащие. Вот эти выводы:

- завладение нефтью было неправомерным;

- «потерпевшие» были «лишены самостоятельности» и вынуждены были действовать «вопреки своим интересам», продавая нефть по «заниженной» цене, в результате чего «недополучили прибыль»;

- продажа нефти «потерпевшими» по цене «ниже рыночной» была для них безвозмездной, и потому нефть у них похищена.

Делая такие выводы, суд знал и понимал не только приведённые выше факты, но и то, что «правильной» (не «заниженной») ценой «похищенной» нефти он (суд) называет не её фактическую стоимость, как того требует закон. И не результат экспертного расчёта рыночной стоимости нефти в месте и в момент её продажи (такой расчёт судом не исследовался, потому что не делался). Вместо этого суд использовал в качестве «реальной рыночной» заведомо неприменимую цену нефти в западноевропейском порту, включающую в себя компенсацию указанных затрат по её экспортированию. Затрат, которые «потерпевшие» не несли и не могли нести, поскольку нефть на экспорт не продавали.

3. Эти выводы суда заведомо ложны. Они противоречат не только установленным им фактам, но и требованиям закона, в соответствии с которыми:

- полное покрытие затрат «потерпевших» и тем более - получение ими прибыли от продажи нефти безоговорочно исключают саму возможность утверждения о безвозмездности её продажи, а значит - о хищении;

- интерес акционерного общества определяется исключительно его акционерами и никем более. Органы управления общества также формируются акционерами и никем более. У общества нет, и не может быть, никаких иных, «собственных», интересов, кроме интересов его акционеров. Всё это прямо сказано в Законе «Об акционерных обществах». Акционером был ЮКОС. ЮКОС определил свой интерес: это развитие производства и распределение всей получаемой прибыли между всеми участниками холдинга - добывающими, перерабатывающими и торговыми. Именно этот интерес акционера и был реализован, в том числе с помощью выстроенной в полном соответствии с законом системой реализации нефти. Это полностью исключает возможность утверждения о неправомерности завладения нефтью.

Вот, собственно, и вся простая суть фальшивого дела.

Теперь давайте задумаемся: хотим ли мы, чтобы «заниженность» или «завышенность» цен рыночных сделок определяли по своему усмотрению следователи с прокурорами, а суды превращали эти далеко идущие выводы в приговоры, ломающие жизни и судьбы людей? А ведь именно это сейчас и происходит повсеместно, после «откатки» технологии именно на фальшивом «деле ЮКОСа».

И напоследок - вопрос к авторам и исполнителям этой расправы с использованием «заниженных» и «завышенных» цен, и к их группе поддержки: за себя и за близких своих не боитесь? Оружие-то универсальное, легко в любую сторону разворачивается, была бы команда...


Источник: прессцентр Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Комментариев нет:

Отправить комментарий