check24

понедельник, 6 сентября 2010 г.

Лебедев: «В заведомо ложном обвинении отсутствует место события преступления»

С утра понедельника Платон Лебедев продолжил давать показания. «Итак, Ваша честь, мы завершаем раздел по хищению. И несколько обстоятельств, которые я бы хотел довести до сведения суда. Я уже привел известные мне факты деятельности нефтедобывающих предприятий за 98, 99, 2002, 2003, 2004 годы годы, теперь я бы хотел довести до сведения суда еще часть данных по их деятельности, в частности, «Юганскнефтегаза» за 2000 и 2001 годы. Ваша честь, мне известно, что согласно официальной отчетности «Юганскнефтегаза», за 2000 и 2001 годы в форме «Отчет о прибылях и убытках» «Юганскнефтегаза» указана выручка от продажи нефти в сумме 41 млрд 177 млн. Себестоимость реализации нефти за этот период составлиа 23 млрд 661 млн. Таким образом, прибыль от продаж «Юганскнефтегаза» за 2001 год составила, округляю, 17 млрд рублей. В данной отчетности приведены также данные за 2000 год. Показатель выручки от продажи нефти за 2000 год составил 22 млрд 38 млн, себестоимость реализации нефти составила 15 млрд. 209 млн. Прибыль от продажи нефти – почти 7 млрд рублей.

Ваша честь, мне также известно, что за все те периоды, которые мы рассматриваем, исполнительным органом для нефтедобывающих предприятий было ЗАО «ЮКОС-ЭП», которое возглавляли Бейлин Юрий Аркадьевч, а вице-президентом по финансам был Москалец Игорь Алексеевич. Именно он был финансовым директором для всех нефтедобывающих предприятий, он согласовывал и утверждал их бюджеты, именно его финансовая служба «ЮКОС-ЭП» прекрасно разбиралась в ценах внутреннего рынка. Именно финансовая служба «ЮКОС-ЭП» несла ответ за все экономические показатели, в том числе за соблюдение экономических интересов нефтедобывающих предприятий при реализации ими продукции – нефти, газа, газового конденсата и др.

Итак, по «Юганскнефтегазу», если рассматривать весь инкриминируемый нам период (1998-2004 годы), мне известно, что прибыль от продажи только нефти у «Юганскнефтегаза» за этот период составила более 100 млрд рублей. Это более 3,5 млрд долларов. На предыдущем заседании, Ваша честь, я уже довел до вас данные, что чистая накопленная нераспределенная прибыль «Юганскнефтегаза» на конец 2004 года была более 58 млрд рублей или порядка 2 млрд долларов. Это значит что за весь инкриминируемый нам период только «Юганскнефтегаз» за счет прибыли от продажи только нефти осуществил расходы на сумму порядка 1,5 млрд долларов на инвестиции, социальное развитие, а также даже на благотворительность. Результатом этой деятельности в итоге стала беспрецедентная для российских нефтяных компаний увеличение добычи нефти за этот период «Юганскнефтегазом» с 25 млн тонн до более чем 50 млн тонн, то есть более чем в 2 раза. Это полностью соответствует задачам и интересам страны, которая нуждалась в нефтепродуктах, и бюджет страны получил миллиарды долларов экспортной пошлины от тех объемов, которые экспортировались иностранным покупателям.

Ваша честь, чтобы не было недоразумений, поясню – за деятельностью «Юганскнефтегаза» я и мои коллеги, акционеры ЮКОСа, я под ними подразумеваю иностранных и российских акционеров, не связанных с Групп МЕНАТЕМ Лимитед, следили очень внимательно. Более того, компания ЮКОС организовала для нас поездки в Нефтеюганск, где я и другие иностранные инвесторы непосредственно посещали основные объекты деятельности «Юганскнефтегаза. Здесь же уместно будет отметить, что также по договоренности с компанией ЮКОС и с Михаилом Борисовичем мне и другим акционерам ЮКОСа была предоставлена возможность участвовать в качестве наблюдателей в расширенном заседании правления ЮКОСа, мы имели непосредственное представление о том, что обсуждается на расширенных заседаниях правления ЮКОСа. Мы имели четкое представление о составе участников, характере вопросов, а также мы были очевидцами, что на этих заседаниях присутствуют представители федеральной и региональной власти, и даже представители федеральной налоговой службы.

Я участвовал, Ваша честь, в двух заседаниях, одно из них проходило в Сочи, на территории санатория «Русь», тогда этот объект принадлежал компании ЮКОС, теперь он принадлежит администрации президента… Второй раз я участвовал в заседании, которое проходило в санатории под Москвой. Как раз там был организован круглый стол, где участвовали представители федеральной налоговой службы. Я как очевидец могу сказать об открытости и прозрачности деятельности вертикально-интегрированной компании ЮКОС, которая, естественно, не только ни от кого не скрывалась, наоборот, компания ЮКОС шла навстречу своим акционерам, в том числе и мне, чтобы мы имели достоверные сведения о том, как работает компания.

Теперь следующие обстоятельства, связанные с так называемым «хищением». Как я уже сообщил суду, самого события преступления не было! Было иное преступление – было сфальсифицировано заведомо ложное обвинение в хищении нефти. Как я уже говорил ранее, невежество оппонентов в вопросах материального права и экономики нефти, совмещенное с преступными целями, фальсификацией особо тяжкого обвинения, привело к созданию абсурдного продукта, который можно характеризовать только медицинскими терминами. Поясню почему. В нарушение требований п. 1 ч. 1 статьи 73 УПК (это «событие преступления») в заведомо ложном обвинении отсутствует МЕСТО события преступления. Зафиксированных в протоколах осмотра места происшествия при помощи надлежащих процессуальных средств границ события преступления, которые должны были быть точно установлены, в сфабрикованном деле просто нет. Самих таких ПРОТОКОЛОВ в сфабриковано деле, Ваша честь, просто нет! От чего я должен защищаться, если мои высокоученые оппоненты даже не указали в заведомо ложном обвинении место события преступления?! Мои постоянные риторические вопросы самому себе – я что, должен защищаться от измышлений Лахтина и Смирнова, когда они говорят, что нефть была похищена на узле учета «Транснефти», они, кстати, успели радостно сообщить об этом, давая интервью журналистам в присутствии моих адвокатов».

Лахтин тут же вскочил: «Я лично не давал никаких интервью журналистам! – все-таки не ручался за коллегу Смирнова прокурор Лахтин. - В связи с чем Лебедев сейчас констатирует некие события, которые не имели места?!» — «Я озвучу интервью Смирнова журналистам, если это интересно будет послушать прокурору Лахтину, — заявил Лебедев. - Об этом же, Ваша честь, прокурор Лахтин в присутствии журналистов говорил здесь вам! А вот в филигранном, как называет Лахтин, заведомо ложном обвинении про узел учета «Транснефти» нет ни слова. И мне это достоверно известно. Поскольку сам же Лахтин, оглашая заведомо ложное обвинение, утверждал, что нефть самостоятельно отгружалась дочерними нефтедобывающими компаниями потребителям. И опять риторический вопрос. Уж не хотят ли мои высокоученые оппоненты Лахтин и Смирнов намекнуть суду, что похититель нефти «Транснефть»? Я констатирую, что место события преступления мне неизвестно, в обвинении оно отсутствует, от чего мне защищаться в этом вопросе, мне неизвестно. А изгаляться по этому поводу – я оставлю до прений».

Источник: http://khodorkovsky.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий