check24

четверг, 9 сентября 2010 г.

Банк МЕНАТЕП уходил в историю через цивилизованное банкротство

Утром в четверг Платон Лебедев пояснил, что сегодня посвятит свое выступление «банку МЕНАТЕП, приватизации ЮКОСа и мерзкой ситуации, которая в итоге привела к отзыву <у ЮКОСа> аудиторских заключений «Прайсвотерхаус». Перед тем как продолжить, я прошу визуально осмотреть одно доказательство. Это всего 4 минуты. Чтобы суд имел представление о том, чем я на самом деле занимался в определенный период своей деятельности. А потом мы решим вопрос о его приобщении к материалам дела в качестве вещественного доказательства».

На стене зала неожиданно побежали кадры старой записи телерепортажа 1 канала. Корреспондент рассказывал о банкротстве МЕНАТЕПа, подчеркивая, что итоги банкротства были «беспрецендентны» — деньги получили назад и государство, и акционеры-физические лица… Такой результат, отмечалось в сюжете, оказался возможным в том числе благодаря усилиям крупных акционеров банка, «прежде всего ЮКОСа». Судья Динилкин на экран не смотрел. Сняв очки, он, подперев кулаком подбородок, недовольно смотрел куда-то перед собой. Прокуроры на телерепортаж тоже не отвлекались. Прокурор Лахтин, носивший туда-сюда кипы своих бумаг, окончательно пришел в зал, когда сюжет уже показывался на стене. Уточнив у коллеги Смирнова, что это такое, он торопливо скрылся в Интернете.

«4 и 5 очередь кредиторов, где сосредоточена львиная доля задолженности, получили удовлетворение только благодаря доброй воле акционеров», — говорилось в телерепортаже. Затем на экране появился молодой Платон Лебедев, который комментировал ситуацию. «Это едва ли не первый по-настоящему цивилизованный опыт банкротства крупного коммерческого банка в России!» — говорил корреспондент. Наконец видео закончилось. В зале повисла тишина.

«Защита, как сие действо должно быть отражено в протоколе судебного заседания?!» – тут же раздраженно спросил судья у адвокатов. «Мы полагаем, что в протоколе должно быть констатировано, что имела место демонстрация иллюстративного материала к показаниям, а потом Платон Леонидович даст свои пояснения», — предложил вариант адвокат Константин Ривкин. – «Я так не полагаю, – не согласился с таким вариантом сам Лебедев. - Данное доказательство я сначала обозреваю, а потом попрошу приобщить его в качестве вещественного доказательства. Визуальный обзор был нужен, чтобы суд убедился, что данная видеозапись имеет прямое отношение к рассматриваемому здесь сфабрикованному делу», — заявил Лебедев.

«Включите свет! И не выключайте, пока я вам не скажу об этом!» — раздражался судья уже на приставов.

Лебедев запросил 156 том. На страницах 43-112 находился документ «Банк МЕНАТЕП. История банкротства. Мифы и реальность». Судья распорядился погасить свет. Лебедев пояснил, что данный документ раздавался всем участникам пресс-конференции, которую только что показывали в сюжете.

Открыли страницу «Репутация банка». Лебедев читал: «Банк МЕНАТЕП в течение 10 лет являлся одним из крупнейших системообразующих банков России…». Платон Лебедев шел постранично. Показался график под названием «Кризис 1998 года. Основные показатели», диаграмма «Девальвация рубля»….

«На что я хочу обратить внимание – я уже ранее в своих показаниях говорил и обещал сослаться на документы, в том числе на заявление правительства РФ и Центробанка РФ от 17 августа 98 года. В данном заявлении объясняются причины финансовой катастрофы, постигшей Российскую Федерацию в 1998 году», — Лебедев процитировал абзац из заявления Правительства, текст снова отражался на стене.

«Итак, Ваша честь, — продолжил Лебедев, — 17 августа 98 года Центробанк объявил о переходе к политике плавающего курса рубля в рамках новых границ валютного коридора, которые определены на уровне от 6 до 9,5 рублей за доллар США. Для всех сейчас очевидно, что заявленные критерии по валютному коридору были провалены правительством и Центробанком в течение 1,5 месяцев после данного заявления. Девальвация рубля за 6 месяцев составила 4-кратный размер. И в этом же заявлении правительство официально объявило, что оно не в состоянии платить по своим обязательствам. Самой большой проблемой для банков стало решение Центробанка от 17 августа 98 года, в нем приказывалось «приостановить на срок до 90 дней операции, связанные с осуществлением выплат в пользу нерезидентов». Учитывая, что существенный портфель заимствований банка МЕНАТЕП был связан с заимствованием на международных рынках капитала, это означало, что, выполняя это решение Центробанка, банк МЕНАТЕП автоматически объявляет дефолт по всем своим обязательствам, в противном случае ему бы пришлось нарушать закон «О валютном регулировании и валютном контроле».

Именно это и привело к проблемам, связанным со сделками банка МЕНАТЕП с иностранными банками, по так называемым сделками РЕПО, в соответствии с которыми банк МЕНАТЕП получал финансирование от иностранных банков, а в качестве обеспечения закладывал ценные бумаги, в том числе ценные бумаги государства, а также акции российских предприятий, в том числе ЮКОСа.

Именно в этот период юридически акционерами банка МЕНАТЕП стали все иностранные банки, в которых были заложены пакеты акций ЮКОСа. В том числе это банк «Вест Мерчент», у него было порядка 15 процентов акций ЮКОСа, порядка 13 процентов акций ЮКОСа оказалась у банка «Дайва», чуть более 1 процента оказалось у Евробанка. И совсем небольшой пакет оказался у «Стандарт Банк». Таким образом, большой пакет акций ЮКОСа в конце 98 года в результате решения правительства и Центробанка стал принадлежать иностранным банкам. Как мы договаривались с банками, Ваша честь, часть документов уже огласили». Затем Лебедев, поясняя график «Промышленное производство», говорил, что и там показатели резко упали.

Источник: http://khodorkovsky.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий