check24

пятница, 10 сентября 2010 г.

Защита хочет больше знать об экспертах Елояне и Куприянове

В Хамовнический районный суд г. Москвы
от защиты Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л.

ХОДАТАЙСТВО
об истребовании, исследовании и приобщении к материалам дела доказательств

Стороной обвинения в качестве доказательства вины подсудимых представлено заключение комиссионной бухгалтерско-экономической судебной экспертизы (без номера), проведенное «внештатными экспертами» Елоян В.Р. и Куприяновым П.В. в период с 22.01.2007 по 25.01.2007 (т. 45 л.д. 200-275). Эта экспертиза назначена постановлением следователя Каримова С.К. от 22.01.2007 по уголовному делу № 18/41-03 (т. 45 л.д. 198-199).

1. Из данного постановления следователя следует, что в распоряжение экспертов были предоставлены «материалы уголовного дела № 18/41-03» (т. 45 л.д. 200-275) .

Сами эксперты указали, что «документы, представленные для экспертизы» это: «бухгалтерская база данных АКБ «Доверительный и инвестиционный банк» за 2001 г.» и «бухгалтерская база данных Московского филиала КБ «Менатеп СПб» за 2001 г.» (т. 45 л.д. 203, 204).

В настоящем уголовном деле эти материалы отсутствуют.

А) В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Все имеющиеся в деле доказательства должны быть проверены путем сопоставления их с другими доказательствами, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст. 87 УПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию.

Из данных положений закона следует, что ни одно из доказательств, в том числе и заключение эксперта, не может быть принято «на веру» – у стороны защиты и суда должна быть возможность непосредственно исследовать первоначальные доказательства, а также проверить достоверность заключения эксперта путём сопоставления описания объектов исследования с самими объектами.

Б) Один из способов проверки правильности выводов эксперта – бухгалтера состоит в повторении исследования теми же методами и приемами, которые им были применены (п. 27 «Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР» (утв. Минюстом СССР 02.07.1987 № К-8-463; Данная Инструкция сохраняет свою юридическую силу и распространяется «на экспертную деятельность внештатных сотрудников» (п. 3)).

Отсутствие в материалах уголовного дела объектов экспертного исследования – материалов, представленных следствием экспертам, лишает суд и участников процесса, возможности проверки правильности выводов эксперта – бухгалтера подобным способом.

Отказ же в истребовании объектов экспертного исследования будет означать, что суд уклоняется от возложенной на него законом обязанности «проверить», представленные стороной обвинения доказательства.

В) Обвиняемые и их защитники имеют право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы (ст.ст. 206-207 УПК РФ).

Дополнительная судебная экспертиза назначается, в частности, «при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела» (ч. 1 ст. 207 УПК РФ).

Между тем, реализовать данные права, не имея доступа к объектам экспертного исследования, невозможно.

Г) Сторона защиты неоднократно ходатайствовала об ознакомлении с материалами, которые предоставлялись экспертам, с целью реализации принадлежащих ей процессуальных прав при назначении и производстве экспертиз (т. 125, л.д. 59-60, 55-56, 53-54, 51-52).

Однако следствие отказало в удовлетворении этих требований.

Также 13.12.2007 Ходорковский М.Б. заявил ходатайство с просьбой «произвести выемку и приобщить к уголовному делу № 18/432766-07 все документы и вещественные доказательства, которые были объектами экспертных исследований» (т. 138, л.д. 201-205).

В тот же день следователь отказал в удовлетворении данного ходатайства, посчитав, что оно «явно направлено на затягивание ознакомления с материалами дела» (т. 138, л.д. 206-207).

Кроме того, 12.11.2007 Ходорковский М.Б. заявил ходатайство с просьбой произвести выемку, приобщить к материалам настоящего уголовного дела в качестве вещественных доказательств и представить в полном объеме для ознакомления, изъятые в ходе расследования уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых «в совершении преступлений в соучастии» с ним (№№ № 190911, 18/41-03, 18/325501-04, 18/325531-04, 18/325551-04, 18/325556-04, 18/346262-05, № 18/377508-06), и отсутствующие в его деле № 18/432766-07: «серверы, ноутбуки, накопители на жестких магнитных дисках (НМЖД), кассеты стример-ленты, «Flash-карты», дискеты, CD и DVD диски… вместе с содержащейся на них информацией…» (т. 138, л.д. 151-160).

15.11.2007 следователь отказал в удовлетворении данного ходатайства, посчитав, что собранные доказательства и так «достаточны для разрешения уголовного дела» (т. 138, л.д. 161-162).

21.12.2007 Ходорковский М.Б. заявил ходатайство с просьбой произвести выемку и приобщить к материалам уголовного дела № 18/432766-07, все отсутствующие в нём материалы, включая вещественные доказательства, находящиеся в уголовном деле № 18/41-03, по которому и было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (т. 138, л.д. 234-235).

21.12.2007 следователь отказал в удовлетворении данного ходатайства, указав, что «в материалах дела имеются все документы, которыми оперирует следствие, и доказывают в полной мере вину обвиняемых Ходорковского и Лебедева П.Л. в инкриминируемых им деяниях. Достаточность доказательств, в соответствии с УПК РФ, определяется следователем, прокурором и судом» (т. 138, л.д. 236-241).

Таким образом, сторона обвинения на протяжении всего предварительного следствия умышленно препятствовала обвиняемым и их защитникам в реализации их законных прав.

2. Эксперт это «лицо, обладающее специальными знаниями» (ч. 1 ст. 57 УПК РФ).

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ одним из оснований для отвода эксперта является «его некомпетентность».

Как было указано в постановлении высшей судебной инстанции по конкретному делу: «При назначении экспертизы важное значение имеет выяснение необходимых сведений о специальности эксперта и его компетентности» (постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29.09.1988 по делу Лубянского В.И. и др., Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989 г., № 2, стр. 23). «В качестве экспертов должны привлекаться лица, имеющие специальные познания в вопросах, подлежащих экспертизе» (определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР от 25.08.1951 по делу А. и др., Судебная практика Верховного Суда СССР, 1951 г., № 11, стр. 27; см. также постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19.04.1946 по делу С., Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса. 1946 – 1962 гг. М., Юридическая литература, 1964 г., стр. 116).

«Внештатный эксперт» Елоян Всеволод Ротефансович указал о себе следующую информацию: «Высшее. Всесоюзный заочный политехнический институт, инженер-электрик, по специальности автоматика и телемеханика, МИПК при Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова отделение «Бизнес», аттестат аудитора получен в 1995 г. Стаж работы в сфере экономики и финансов – 11 лет. Учёная степень, звание – нет. ООО «ВнешАудит Консалтинг», аудитор, аттестат аудитора № 003669» (т. 45 л.д. 201).

«Внештатный эксперт» Куприянов Павел Владимирович сообщил о себе следующую информацию: «Высшее. Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова, экономист по специальности финансы и кредит, специализация налогообложение. Стаж работы в сфере экономики и финансов – 8,5 лет. Учёная степень, звание – нет. До 01.03.02г. заместитель начальника отдела планирования и проведения выездных проверок, Межрегиональная инспекция МНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 1, с 01.03.02г. по настоящее время – проведение судебных экспертиз» (т. 45 л.д. 201).

Между тем, в деле отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие эти утверждения, а также наличие у Елояна В.Р. и Куприянова П.В. специальных познаний в области бухгалтерского учёта.

Как указано в п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 18.12.2003 № 429-О «По жалобе граждан Березовского Бориса Абрамовича, Дубова Юлия Анатольевича и Патаркацишвили Аркадия Шалвовича на нарушение их конституционных прав положениями статей 47, 53, 162 и 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» «…названные законоположения не исключают необходимости, в том числе в случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в государственном экспертном учреждении, специального подтверждения квалификации эксперта (которая может быть предметом оспаривания участниками судопроизводства) и возможности отражения соответствующих данных в постановлении о назначении экспертизы. Это вытекает, в частности, из части первой статьи 57 УПК Российской Федерации и его статьи 70, согласно которой эксперт в случае его некомпетентности подлежит отводу, а также из общих положений Федерального закона от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», распространяющихся как на деятельность государственных судебных экспертов, так и на судебно-экспертную деятельность лиц, таковыми не являющимися (в постановлении о назначении судебной финансово-экономической экспертизы по делу Б.А. Березовского, Ю.А. Дубова и А.Ш. Патаркацишвили следователь указал не только фамилию, имя и отчество эксперта, но и его образование, специальность и стаж работы).

Соответственно, сторонам, в том числе обвиняемому и его защитнику, должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, что вытекает из сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» правовой позиции, согласно которой в силу непосредственного действия статьи 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации, возлагающей на органы государственной власти и их должностных лиц обязанность обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, любая такого рода информация (за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также иных охраняемых законом конфиденциальных сведений) должна быть ему доступна, при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты.

Права обвиняемых, связанные с производством экспертизы по уголовному делу, обеспечиваются также тем, что в силу пункта 11 части четвертой статьи 47 и пункта 8 части первой статьи 53 УПК Российской Федерации они вправе заявить отвод эксперту по любому из оснований, предусмотренных статьей 70 УПК Российской Федерации, в том числе в связи с его некомпетентностью, а в силу статьи 198, части первой статьи 206 и статьи 207 УПК Российской Федерации – ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении или о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы».

3. Только в настоящем деле имеются копии шести заключений, подготовленных Елояном В.Р. и Куприяновым П.В. совместно или по отдельности (т. 45 л.д. 200-275, т. 54 л.д. 185-229, т. 97 л.д. 109-172, т. 98 л.д. 4-189, т. 98 л.д. 198-234, т. 103 л.д. 145-208).

В материалах первого уголовного дела Ходорковского М.Б. (следственный № 18/72-03, выделено из уголовного дела № 18/41-03) находятся копии двух заключений Елояна и Куприянова (т. 146 л.д. 10-60, т. 214 л.д. 140-158).

В материалах первого уголовного дела Лебедева П.Л. (следственный № 18/58-03, выделено из уголовного дела № 18/41-03) находится копия ещё одного заключения этих экспертов (т. 159 л.д. 10-32).

Для подготовки данных экспертиз они затратили 570 календарных дней (4 + 49 + 77 + 229 +123+ 8 + 3 + 14 + 63= 570).

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу «если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей».

Если доходы, получаемые Елояном В.Р. и Куприяновым П.В. от стороны обвинения, являются основным источником их существования, то, значит, что «внештатные эксперты» находились в финансовой зависимости от одной из сторон по делу.

Государственный обвинитель Лахтин В.А. с разрешения суда подробно выяснял вопрос оплаты труда специалистов, приглашенных стороной защиты.

Надеемся, что суд, основываясь на конституционном принципе равенства сторон в процессе, позволит выяснить условия, размер и источники финансирования «внештатных экспертов», привлеченных стороной обвинения.

В соответствии с требованиями ст.ст. 15, 16, 243 УПК РФ суд обязан обеспечить сторонам реализацию их прав, в том числе права на защиту всеми не запрещёнными законом способами.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 15, 16, 53, 119, 120, 248, 271, 286 УПК РФ,

ПРОСИМ:

Истребовать из Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, исследовать и приобщить к делу:

– документы и вещественные доказательства, которые были объектами экспертных исследований комиссионной бухгалтерско-экономической судебной экспертизы без номера, проведенной «внештатными экспертами» Елоян В.Р. и Куприяновым П.В. в период с 22.01.2007 по 25.01.2007, а именно: «материалы уголовного дела № 18/41-03», «бухгалтерская база данных АКБ «Доверительный и инвестиционный банк» за 2001 г.» и «бухгалтерская база данных Московского филиала КБ «Менатеп СПб» за 2001 г.»;

– документы, подтверждающие наличие у Елояна В.Р. и Куприянова П.В. высшего образования, стажа работы по специальности, а также специальных познаний в области бухгалтерского учёта и экономики;

– договоры между Елояном В.Р., Куприяновым П.В. и органами следствия на производство экспертиз; документы об источниках, размерах и сроках оплаты работы «внештатных экспертов».

Защитники:

9 сентября 2010 года


Источник:http://khodorkovsky.ru/

Комментариев нет:

Отправить комментарий