check24

среда, 8 сентября 2010 г.

Дело ЮКОСа: Эффект Домино ("The Financial Times", Великобритания)


Для Михаила Ходорковского и Платона Лебедева нынешний процесс станет последним отчаянным усилием. Адвокаты обоих некогда богатейших олигархов России готовятся защищать своих клиентов перед судом, перед которым они предстанут по обвинению в краже нефти у своей собственной компании «ЮКОС» и отмывании доходов.

Однако дело, которое будет слушаться в Хамовническом районном суде, расположенном на тенистой московской улице неподалеку от министерства иностранных дел, касается не только судеб двух выдающихся персонажей, порождения бурной эпохи перехода к капитализму, наступившей в стране после развала Советского Союза. Испытанию на этой неделе подвергнется и репутация одной из крупнейших аудиторских фирм, PwC: она тоже предстанет перед судом после 18-месячного разбирательства. Критики приписывают этому процессу политические мотивы, полагая, что он станет последним звеном в цепочке событий, приведших к разрушению ЮКОСа, которым руководил сам Владимир Путин.

Это целая история, которую многие считают несовместимой с либеральной политикой преемника Путина Дмитрия Медведева, активно ратующего за модернизацию российской экономики и превращение Москвы в международный финансовый центр. «Вы не можете говорить о том, что собираетесь превратить Москву в инвестиционный рай, и одновременно вести этот судебный процесс. Это вещи несовместимые», - утверждает один из известных западных юристов.

Других этот процесс заставляет вспомнить бурные девяностые, когда, не терзаясь лишними сомнениям, сколачивали свои состояния олигархи, подобные руководителям ЮКОСа. Этих двоих в 2005 году осудили на 8 лет тюремного заключения по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов; теперь, если их признают виновными по вновь предъявленным пунктам обвинения, им грозит еще лет по 20.

Лебедев должен предстать перед судом во вторник. Ожидается, что его показания будут в основном посвящены тому, насколько отречение фирмы PwC от результатов своих аудиторских проверок компании «ЮКОС» обусловлено давлением со стороны Кремля. Три года назад отзыв этой компанией аудиторских заключений по ЮКОСу был использован прокуратурой при составлении дела. Команда защиты утверждает, что действия компании PwC стали следствием милицейских обысков с санкции прокурора, судебных разбирательств и уголовных дел, угрожавших ее работе на быстро растущем российском рынке.

PwC отрицает эту версию, утверждая, что у нее не было иного выхода, кроме как отозвать аудиторские заключения, после того, как она узнала, что руководители ЮКОСа дезинформировали аудиторов по ряду важнейших транзакций. «Если у PwC были причины сомневаться в том, что она может полагаться на достоверность прошлых заявлений руководства ЮКОСа, решение об отзыве аудиторских заключений можно считать вполне обоснованным», - заявило лицо, знакомое с этим вопросом.

Независимо от того, кто же здесь прав, важно то, что создается ситуация, когда все мировые аудиторские фирмы, работающие в России, подвергаются двойному риску: им приходится иметь дело с отчетностью совершенно непрозрачных компаний и при этом сталкиваться с угрозой самоуправных действий властей. Подобная абсолютно проигрышная ситуация может поставить под вопрос качество аудиторских проверок, которые пользовались большим спросом и расценивались как западный знак качества с того момента, когда российские компании стали выходить на международные финансовые рынки.

Переписка между PwC и ЮКОСом, а также внутренняя документация и черновики аудиторских проверок PwC ставят вопрос о том, что именно аудиторская фирма знала и чего не знала о некоторых транзакциях, восходящих к концу 1990-х годов. Фирма утверждает, что ЮКОС дезинформировал ее сотрудников по ряду вопросов, достаточно важных, чтобы стать причиной отзыва аудиторских заключений.

В этом деле прослеживается эволюция Ходорковского от жесткого корпоративного руководителя 1990-х годов, впоследствии превратившегося в любимчика западных инвесторов, украшавшего обложки журналов Fortune и Forbs, и в итоге ставшего врагом Кремля номер один. Но прежде всего оно стало ярким свидетельством того, что все, кто работает в российской финансовой сфере – от международных аудиторских фирм до олигархов и инвесторов пенсионных фондов, уязвимы, как и раньше, перед последствиями хаотичного правления Бориса Ельцина и решительными действиями Путина.

Как утверждают защитники, PwC оказалась задета в результате политической атаки на Ходорковского, в против которого государство выдвинуло новые обвинения, стремясь оставить его за решеткой и придать законность акту присвоения ЮКОСа. Дело в том, что отзыв фирмой своих аудиторских заключений позволило обвинению начать новое дело против ЮКОСа, основанное на обвинении нефтяного магната и его партнеров в краже в период с 1998 по 2003 год 350 миллионов тонн сырой нефти – количества, как говорят, эквивалентного всему объему добычи нефти ЮКОСом за этот период.

Без отзыва аудиторских заключений прокуратуре было бы сложно предъявить подобное обвинение даже в условиях российского суда, поскольку присвоенная, по версии следствия, нефть была полностью включена в отчетность группы нефтяных компаний «ЮКОС» фирмой PwC в соответствии с американскими принципами бухгалтерского учета.

Выступая в защиту своих подопечных, адвокаты обратились в международные суды. Они отправили повестку с вызовом в Южный районный суд города Нью-Йорка, требуя представить документы, которые могли бы пролить свет на возможную роль главного управления компании, расположенного в Манхэттене, в принятом решении об отзыве аудиторских заключений.

PwC настаивает, что решение было принято исключительно ее российским отделением. Нью-Йоркское отделение компании отказалось реагировать на эту повестку.

По утверждению защиты, фирма PwC, возможно, нарушила правила бухгалтерской отчетности, принятые в США. В июле защита, не поднимая шума, вместе с калифорнийским Советом о Бухгалтерской отчетности (Board of Accountancy) вчинила иску Дугласу Миллеру (Douglas Miller), одному из ведущих партнеров PwC по работе с ЮКОСом, который покинул Россию и перебрался жить в Калифонию. В иске говорится, что Миллер, сыгравший основную роль в принятии решения об отзыве аудиторских заключений, поступил нечестно.

Российское отделение PwC Russia заявляет, что предъявленный иск «вводит в заблуждение». Господин Миллер описывает иск как «полный фальсификаций, преувеличений, с сознательными умолчаниями и неверным истолкованием событий», утверждая о своей непричастности к решению фирмы отозвать аудиторские заключения. Калифорнийский Совет по бухгалтерской отчетности заявил, что жалоба находится на рассмотрении.

Основной довод защиты - давление, оказанное на московский офис фирмы. Кошмар для PwC начался в конце 2006 года, когда налоговое ведомство возбудило дело, угрожая отозвать лицензию фирмы, утверждая, что она одобрила схемы налоговой отчетности, впоследствии расцененные российским судом как уклонение от налогов.

К марту 2007 года милиция ворвалась в офис, захватила документы и заявила о возбуждении расследования по вопросу уклонения от уплаты налогов в отношении самой фирмы PwC. Партнеров PwC вызывали на допросы, а в апреле 2007 года три компании, находящиеся под государственным патронажем, заявили, что не будут возобновлять договор с PwC о проведении аудиторских проверок.

Все это время тогдашний глава московского офиса Майкл Кубена (Michael Kubena) настаивал, чтобы фирма не отказывалась от результатов своих аудиторских проверок ЮКОСа. Но после шестого допроса в прокуратуре Миллер заявил, что рекомендует отозвать результаты аудиторских проверок. Это решение основывалось на якобы новой информации, полученной, по его словам, от следователей прокуратуры, которая, по его мнению, свидетельствовала о том, что правление ЮКОСа под руководством Ходорковского дезинформировало их компанию по четырем важным транзакциям.

На следующий день после того, как PwC заявила об отзыве результатов аудиторских заключений, Кубена получил письмо от Салавата Каримова, старшего следователя прокураторы по делу ЮКОСа. В письме говорилось, что уголовное расследование по делу, допускали ли сознательно служащие PwC ложные аудиторские заключения, возбуждено не будет – и так ясно, что они были введены в заблуждение.

PwC настаивает, что к тому моменту, когда она отозвала свои аудиторские заключения, на работу компании давления не оказывалось, ведь лицензию ей продлили в апреле, хотя продолжающееся судебное разбирательство по-прежнему представляло для нее угрозу. Письмо, фигурировавшее в нью-йоркском суде в составе искового заявления, фирма не прокомментировала.

Вторым важнейшим аргументом защиты явилась сама якобы новая информация, полученная, по словам представителей PwC, от следователей и заставившая фирму отозвать аудиторские заключения. Адвокаты Ходорковского заявляют, что фирма уже была во всех подробностях знакома с этими вопросами в период осуществления аудиторских проверок.

На последнем, июньском, допросе Миллер заявил следователям, что одной из причин отзыва аудиторских заключений стали свидетельские показания, которые прямо противоречили прежним утверждениям руководства о том, что три оффшорные торговые компании, продавшие большую часть нефти ЮКОСа: Baltic, Behles и South Petroleum, – не были связаны с правлением и с акционерами ЮКОСа.

Однако два внутренних документа PwC периода 2000 – 2001 года, представленные в материалах обвинения, очевидно указывают на то, что у PwC уже и прежде были сомнения по этому пункту: из этих документов следует, что PwC понимала, что эти предприятия связаны с компанией, несмотря на все уверения правления ЮКОСа. Из служебных записок явствует, что фирма не считала, что сокрытие этих проданных объемов могло бы значительно повлиять на финансовый отчет ЮКОСа.

Вопрос о возможной связи этих трех предприятий с правлением ЮКОСа тесно связан с тревогами, беспокоившими в конце девяностых миноритарных инвесторов, опасавшихся, что холдинговая группа Ходорковского «Менатеп» откачивает из ЮКОСа наличность через оффшорную сеть.

Стремясь улучшить свой имидж, он свернул эти торговые компании и заменил их собственным внутренним торговым предприятием Petroval, которое, как утверждает защита, с помощью и по совету PwC полностью вошло в состав нефтяной группы.

Второй спорный момент в новой информации, которую, как утверждает PwC, она узнала от следователей, связан с работой внутренних торговых компаний, основанных в зонах налоговых льгот. Отозвав аудиторские заключения, PwC заявила, что сделала это, узнав, что ЮКОС непосредственно контролировал эти «рабочие подразделения», а их собственное руководство никакого контроля не осуществляло.

Адвокат Ходорковского утверждает, что аудиторская фирма знала об этом еще в начале 2004 года, когда налоговое ведомство – в составе заявления о 33 миллиардах долларов налоговой задолженности – подала в российский суд заявление, что эти рабочие подразделения управлялись подставными лицами. Тогда PwC не стала оспаривать аудиторские заключения.

В деталях заявлений и контр-заявлений много неясного. Что бы там фирма PwC ни знала или не знала о тех или иных транзакциях, но по мнению многих аудиторов, несомненно то, что новое дело Ходорковского и Лебедева, искушенного бывшего советского чиновника, одного из основателей «Менатепа», носит политический характер. Впрочем, мало кто осмеливается давать по этому делу показания.

Только один бывший налоговый директор PwC Стивен Уилсон (Stephen Wilson), позднее принятый на штатную должность в ЮКОСе, выразил готовность свидетельствовать против обвинения прокуратуры о краже нефти ЮКОСа Ходорковским. Но он стремительно покинул Россию после того, как ему пришла повестка.

В такой атмосфере, говорит защита, отзыв аудиторских заключений фирмой PwC не вызывает удивления. Как выразилось некое лицо, близкое к группе защиты: «Мы против них ничего не имеем; им приставили к голове пистолет».

Источник: http://inosmi.ru/ecology/

Комментариев нет:

Отправить комментарий