check24

понедельник, 16 августа 2010 г.

Несмотря ни на что Виктор Данилкин продлевает арест

16 августа 2010  

В 11.05 судья Виктор Данилкин вышел из совещательной комнаты. Его ждал полный зал. Открыв бордовую папку, председательствующий начал читать постановление о продлении срока содержания под стражей.

Судья напомнил, когда ранее подсудимым продлевался срок ареста. Упоминая о последнем продлении в мае, Виктор Данилкин лишь сказал, что это было сделано в силу положений ст. 255 УПК. Затем судья упомянул доводы прокуроров о том, что условия не изменились, что Ходорковский и Лебедев, оказавшись на свободе, могут скрыться и использовать скрытые за рубежом денежные средства для противодействия следствию и правосудию. Доводы защиты и подсудимых, читал судья, заключались в том, что законных оснований для содержания подсудимых под арестом нет. Не было оснований и для ареста Ходорковского и Лебедева. «Суд, выслушав мнение участников процесса, считает, что ходатайство государственного обвинителя Лахтина о продлении срока содержания под стражей подсудимых Ходорковского и Лебедева обоснованно и подлежит удовлетворению», — заявил Данилкин. Основания, которые были учтены Ингодинским судом Читы при избрании меры пресечения подсудимым не изменились и сейчас, заявил судья. «Согласно представленным суду медицинским документам, подсудимые по своему состоянию здоровья могут находиться в условиях следственного изолятора», — дополнил самого себя председательствующий. Про президентский закон Виктор Данилкин говорить не счел необходимым. Арест продлен до 17 ноября 2010 года.

Зал, вздохнув, сел. Адвокат Константин Ривкин напомнил, что до сих пор от прокуроров нет ответа на уже пять ходатайств защиты. Ибрагимова заявила, что ответы готовы. Прервались на пять минут.

После краткой паузы Валерий Лахтин начал отвечать на ходатайства защиты. Он вспомнил о просьбе защиты о приобщении к делу решений арбитражных судов. «Валерий Алексеевич! – прервал судья прокурора на третьей фразе. - Мы это ходатайство уже рассмотрели. Суд отказал в разрешении этого ходатайства!» — сообщил забывчивому прокурору судья. Лахтин бросил свои записи на стол и начал рыться в других бумажках. «Тогда я начну с другого…» — неуверенно заявил прокурор. – «Давайте я вам напомню, какие ходатайства заявлялись!» — решил сориентировать прокурора судья и перечислил все ходатайства, которые заявлялись защитой. Зал все это встретил смехом.

Освежив память, Лахтин начал с ходатайства защиты о приобщении к делу и исследованию протокола опроса бывшего руководителя казначейства ЮКОСа Леоновича. «Леонович объявлен в международный розыск…Защитнику Ривкину, который производил опрос Леоновича, известно, что Леонович является обвиняемым по делу №18/41, он обвиняется по тем же эпизодам обвинения, что и Ходорковский с Лебедевым. Фактически Ривкин опрашивает соучастника преступления, при этом с целью придания солидности называет этот документ «протоколом опроса», а Леоновича – «свидетелем»… — читал прокурор. – Ривкину должно быть известно, что он не является субъектом сбора доказательств. Дознание осуществляется только дознавателем, следователем, прокурором, судом. Поэтому сторона защиты не вправе собирать доказательства. Опрос не может служить отдельным доказательством по делу, поскольку не соблюдена процедура допроса с разъяснением прав, обязанностей…а при допросе обвиняемому именно следователь разъясняет права. Для обеспечения прав обвиняемого законом не предусмотрена его обязанность давать правдивые показания».

«Леонович может явиться в суд и дать показания!» — при этом заявил прокурор. К словам Леоновича надо относиться как к заявлению обвиняемого, стремящегося любыми путями избежать уголовной ответственности!» — утверждал прокурор. Затем Валерий Лахтин пустился в пространное цитирование опроса Леоновича: «Позиция обвинения, согласно которой Ходорковский М.Б. и Лебедев П.Л. в составе организованной группы похитили всю нефть, добытую в период 1998-2003гг дочерними предприятиями ЮКОСа – ОАО ”Юганскнефтегаз”, ОАО ”Самаранефтегаз”, ОАО ”Томскнефть”ВНК, не основана на фактах и здравом смысле. Можно сказать больше, это обвинение представляет из себя невежественную искусственную криминализацию обычной хозяйственной деятельности Компании.

При этом позиция российских властей, изложенная в налоговых претензиях к Компании, которые в итоге стали причиной её банкротства, и позиция следствия, выраженная в обвинениях, выдвинутых как против Ходорковского с Лебедевым, так и против меня и целого ряда наших коллег, принципиально противоречат друг другу.

Так с одной стороны, арбитражные суды в своих решениях признали ОАО «НК «ЮКОС» собственником нефти и нефтепродуктов и на этом основании произвели доначисление налогов, якобы неуплаченных Компанией в 2000-2004г.г. Подтверждая эту позицию, Российская Федерация в Европейском Суде по правам человека (ЕСПЧ), возражая на доводы истца, выдвинутые в жалобе “ЮКОС против России”, утверждает, что ОАО «НК «ЮКОС», проводя различные сделки со своей собственной нефтью и нефтепродуктами, не доплатила налоги в государственный бюджет с этой деятельности. Насколько я знаю, основной размер недоимки составляют доначисления по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость. Но налоги, как известно, платятся только с легальной деятельности, а, например, налог на прибыль подразумевает наличие собственных доходов от реализации продукции. Получается, что в ЕСПЧ российская власть утверждает, что ОАО «НК «ЮКОС» от своей законной деятельности получал доходы, но уклонялся от налогообложения ее результатов в полной мере.

С другой стороны, та же российская власть в лице Генпрокуратуры РФ выдвигает полностью противоречащее своей позиции в ЕСПЧ официальное обвинение по настоящему уголовному делу, согласно которому руководство ОАО “НК”ЮКОС” в тот же период времени (с 1998 по 2003 годы) разворовывало ВСЮ добываемую Компанией нефть в общем объеме 350 миллионов тонн! Если предположить, что это подозрение верно, то из этого немедленно вытекает, что и вся выручка от продажи нефти и нефтепродуктов за указанный период также не принадлежала Компании. Следовательно, налогооблагаемая база у Компании также отсутствовала, поэтому не было никаких оснований для доначисления налогов, скорее наоборот, ОАО «НК «ЮКОС», пострадавшая от действий своего руководства, могла бы теоретически претендовать на возврат уже уплаченных сумм в бюджет!

Очевидно, что это прямо противоречит позиции арбитражных судов. Получается, что российские чиновники нагло врут либо в суде Страсбурга, либо в суде в Хамовниках. Я твердо убежден, что они врут в обоих случаях: как воровство нефти, так и неуплата налогов есть выдумки».

«Такое мнение Леоновича является декларативным и голословным!» — заявил Лахтин, и напомнил, что Ходорковский и Лебедев «похитили нефть добывающих предприятий ЮКОСа путем ее присвоения, а не в результате уклонения от уплаты налогов, в дальнейшем реализую нефть и нефтепродукты, произведенные из похищенной нефти, участники организованной группы стали совершать легализацию имущества, добытого преступным путем. Ходорковский и другие организовали движение средств через организации, которые были официально зарегистрированы как налогоплательщики, и на их балансах сформировывалась налогооблагаемая база. Данные средства Ходорковский и другие вынуждены были передать на их баланс с целью обеспечения их уставной деятельности для обеспечения продолжения добычи нефти и дальнейшего ее похищения», — выдав весь этот туманный текст, прокурор сказал, что организации («Бизнес-Ойл», «Митра», «Форест-Ойл» и др.) «добросовестно заблуждались» относительно владения, пользования и распоряжения преступно добытыми средствами, передаваемыми на их баланс. Заметив, что налоги с этих организаций должны были платиться, прокурор тем самым попытался объяснить необъяснимое – как обвинение в хищении может уживаться с обвинением в уклонении от уплаты налогов. В итоге Валерий Лахтин просил в этом ходатайстве отказать.

Затем Лахтин перешел к ходатайству защиты об истребовании из Следственного комитета постановления следователя Русановой об отказе в удовлетворении ходатайства защитника Дудника о прекращении уголовного преследования Леоновича. В документе, в частности говорилось, что «совершение хищения и уклонение от уплаты налогов не исключают друг друга». «Защитники воспользовались документами адвоката Дудника, защищающего интересы Леоновича», — говорил прокурор и цитировал ходатайство адвокатов, в котором говорилось о том, что «никто не может быть повторно привлечён к уголовной ответственности и осужден за одно и то же преступление».

«Защитники используют недобросовестные методы подмены слов и понятий, изложенных в материалах следствия, судов, а также в нормативных актах, — громил ходатайство адвокатов искушенный в юриспруденции прокурор. - Своими надуманными ходатайствами они вводят подсудимых в заблуждение и выплескивают эту информацию через СМИ, чем порочат свой имидж!» — заявил Лахтин. Зал, адвокаты и подсудимые рассмеялись. Дальше Валерий Лахтин сосредоточился на доказывании того, что Ходорковский и Лебедев «могли одними деяниями совершить два или несколько преступлений».

Затем выступал уже прокурор Смирнов. Он говорил о ходатайстве Михаила Ходорковского об истребовании документов из Федеральной антимонопольной службы о ценах «Сибнефти» и «Роснефти» в 1998-2003 годах. Гособвинитель напомнил, что ранее аналогичное ходатайство судом уже было отклонено, а цены «Сибнефти» и «Роснефти» не имеют отношения к делу. Новых данных в новом ходатайстве нет, поэтому в нем тоже нужно отказать, говорил прокурор.

Источник: http://khodorkovsky.ru/


Несмотря ни на что Виктор Данилкин продлевает арест


Комментариев нет:

Отправить комментарий